Гуманитарные науки

Зарубежные связи, технодолины и Кант против плагиата

Что волновало Президиум РАН на заключительном в этом году заседании

Владимир Гердо/ТАСС/Max Pixel/Indicator.Ru

Какой будет стратегия международного сотрудничества в науке и поддерживает ли ее власть, почему Гиппократ и Кант мешают РАН бороться со списыванием и некачественными исследованиями, когда начнут строить первые корпуса технодолины МГУ и что нового в реорганизации РНФ и РФФИ — в репортаже Indicator.Ru.

Дела научные, дела заморские

С важным докладом выступил Юрий Балега, академик и вице-президент Российской академии наук. РАН — полноправный член 42 международных научных организаций и подписала около 200 соглашений с иностранными академиями. 500 иностранных членов Академии из 55 стран мира работают бок о бок с российскими учеными. И это более чем ожидаемо: современная наука не может функционировать в изоляции. Но есть и проблемы, которые мешают развитию международных научных связей в России. К ним Юрий Балега относит кадровый голод, устаревание научной инфраструктуры, постоянные перестройки механизмов финансирования и отсутствие финансирования для международных проектов, а также разрыв связей с научными организациями. Решить их должна Стратегия международного сотрудничества РАН в сфере научной и научно-технической деятельности, проект которой представил собравшимся вице-президент. Целью стратегии он назвал «создание эффективного механизма международного сотрудничества в сфере науки, обеспечивающее главенствующую роль в международном научном и научно-техническом сотрудничестве России как на этапе планирования, так и на этапе реализации сотрудничества».

Новая стратегия подразумевает, что Академия будет предлагать программы мобильности и обмена для ученых (на которые сейчас, как подчеркнули комментаторы доклада, как раз перестал выделять деньги Минфин), организовывать зарубежные представительства (согласно положению), развивать научную дипломатию. Также РАН должна будет следить за мировыми трендами в науке и предлагать правительству РФ новые направления и масштабные научные проекты, а затем следить за их реализацией, что как раз лежит в рамках уставной деятельности Академии. К тому же стратегия могла бы уравновесить ужесточение норм по международным научным связям (если оно произойдет).

Минобрнауки, похоже, оценивает идею положительно. «С точки зрения приоритетов, в концепции сказано о необходимости создания условий в РФ для привлечения лучших мировых умов, талантов, включая инновационных предпринимателей. В качестве примера можно привести 220-е постановление и программу мегагрантов (в этом году конкурс составил 10 заявок на место). Это одна из самых успешных программ», — заявил академик РАН и первый заместитель министра науки и высшего образования Григорий Трубников. Он поддержал инициативу Академии, хотя и сказал, что некоторые формулировки надо будет исправить. Как отметил первый заместитель председателя комитета по образованию и науке Геннадий Онищенко, пока что у стратегии нет законодательного подкрепления. «Действительно, вопрос о статусе РАН, внесении соответствующих поправок всегда в повестке. Это не быстрый процесс. Но мы работаем», — ответил Александр Сергеев.

Прозвучала пара слов и о странах, с которыми сотрудничает Россия на международной научной арене. В числе лидеров здесь назвали Китай, которому «мы в науке нужны», США, с которыми мы подписали ряд соглашений, несмотря на политические разногласия, и страны Африки, которые стали крупными потребителями отечественных технологий.

Академик Лев Зеленый рассказал о работе Международного центра передовых исследований, который организует «мозговые штурмы» с российскими и зарубежными учеными в гостинице «Узкое». Пилотные семинары оказались полезным опытом. В следующем году запланировано уже 20 семинаров в различных областях науки. Также предполагается открыть отделения Международного центра и в регионах.

Первая ласточка Воробьевых гор

Кроме разговоров о юридическом подкреплении Стратегии международного сотрудничества РАН темой заседания стал еще один законопроект, который смог бы повлиять на российские исследования и инновации. Виктор Садовничий, на возможных заместителей которого еще недавно всем хотелось делать ставки, не покинул своего поста ректора Московского университета. На заседании Президиума он выступил с докладом о научно-технологической долине университета, или, как ее еще называют, инновационном научно-технологическом центре МГУ «Воробьевы горы».

Садовничий загорелся идеей собственной технодолины в 2015 году, после разговора со Стивом Возняком о создании компании Apple, а уже в 2017-м началась разработка российского закона о подобных инновационных центрах. Этот закон, который, по словам Александра Сергеева, «открывает новое поле деятельности, чтобы наши знания превращались в технологии», был принят совсем недавно. Садовничий предложил Академии подписать соглашение о сотрудничестве по этому вопросу, на что президент РАН ответил с энтузиазмом: «Обязательно сделаем». По словам Садовничего, для технодолины МГУ уже найдено финансовое обеспечение в 20 миллиардов рублей. Эти деньги пойдут на строительство первых двух корпусов, междисциплинарного и корпуса «Ломоносов», которое начнется в ближайшие месяцы. Всего же на проект потребуется 100 млрд рублей.

«Компании, которые приходят туда, получают сколковские льготы. Они с удовольствием туда придут и потратят ту дельту, которая осталась от налогообложения, чтобы вкладываться в науку <…>. В первый проект грандиозного масштаба — "Воробьевы горы" — уже 120 компаний стучатся, чтобы сделать свои научно-инженерные центры», — поддержал выступление ректора МГУ Александр Сергеев. Эти компании сформируют семь кластеров: «Биомед», «Геотех», «Нанотех», «Инжиниринг», «Инфотех», «Космос» и Междисциплинарный кластер. Последний объединит исследования во всевозможных областях гуманитарных наук.

Технодолина на землях с «птичьим» названием наряду со Сколково станет одной из первых ласточек среди подобных центров, но в будущем похожие проекты появятся и в регионах. В Тульской области построить инновационный центр планирует Росатом, в Москве над созданием технологической долины трудится РХТУ, а в Тамбовской области развитием центра сельскохозяйственных технологий займется Мичуринский аграрный университет.

Неопределенность фондов и многострадальные комиссии

Не могли обойти вниманием и несколько больных тем: дублирование функций научных фондов и споры вокруг работы комиссий РАН по противодействию фальсификации научных исследований и по борьбе с лженаукой. По первому вопросу ясности нет: решения о том, как реорганизуют фонды и перераспределят средства, пока не приняли. По словам председателя совета РФФИ академика Владислава Панченко, не должно случиться так, чтобы один фонд потерял ресурсы, а другой увеличил их объем. Пока что ведутся рабочие дискуссии, но без распоряжения правительства и программных документов решение не может быть принято, а их пока нет. Сам Панченко выступает за увеличение финансирования и РФФИ, и РНФ, чтобы поддержка фундаментальных исследований через фонды возросла. Он отметил «положительное отношение» правительства к фондам и то, что средства на ближайшие годы в российском бюджете будут выделены в запланированном объеме.

О деятельности комиссий рассказали их руководители, академики Евгений Александров и Виктор Васильев. Первый говорил о том, как Комиссия по борьбе с лженаукой проанализировала публикации кандидатов в члены РАН перед выборами (вторая комиссия тоже помогала) и отвечала на обращения. «Одно из самых трудных дел, которое к нам пришло, — это обращение представителей водоканалов Кемеровской области с просьбой провести научную экспертизу противоглистного препарата Бингсти, который навязывался всем водоканалам в качестве обязательного средства обеззараживания сточных вод в противоположность существующим методам», — рассказал Александров. Экспертиза показала, что препарат оказался гомеопатическим средством и продвигался аферистами, которые обкладывали население огромным налогом на его использование. Комиссия публикует и бюллетень «В защиту науки», а также постоянно судится с возмущенными гражданами и компаниями (и даже другими академиками), которые не согласны с ее выводами. Все это делается без соответствующего финансирования — на личные средства и пожертвования.

Виктор Васильев снова напомнил о том, как часто недобросовестные ученые выдают чужие данные за свои: «Мы обнаружили, что книги и статьи издаются задним числом для оправдания плагиата. Литературные ссылки в eLIBRARY фальсифицируются, а в авторефератах указываются несуществующие работы». Но напоминания, что плагиат — это зло, лишь констатируют очевидное. Пока наказания за него академики не получают, и все эти разговоры остаются переливанием из пустого в порожнее. Однако, на удивление, даже такие простые истины пока ускользают от понимания части академиков, и их внимание блуждает вокруг да около, не приближаясь к методам решения проблемы. Так, заместитель президента РАН Владимир Иванов снова завел разговор о научной этике и даже вспомнил клятву Гиппократа: у комиссий, по его мнению, нет кодекса чести и понимания, что хорошо, а что плохо, и потому они ставят под угрозу доброе имя академиков и членов-корреспондентов. Копаться в ранних работах ученого якобы нехорошо, данных одного Диссернета для обвинений мало, а открытости без одобрения «сверху» стоит сопротивляться. На голову комиссий призвали Гиппократа и антиномии Канта (взаимоисключающие, но при этом одинаково обоснованные положения) и что угодно, а тем временем плагиат и фальсификация остаются безнаказанными.

Судя по всему, в будущем масштабных разоблачений перед выборами в РАН ждать не стоит. «Мы должны признать, что, при нашем положительном отношении к комиссии, со стороны комиссии было превышение полномочий», — ответил президент РАН, хотя и назвал работу комиссий «полезной». По его словам, Комиссия по противодействию фальсификации научных исследований поторопилась выпускать на всеобщее обозрение список 56 академиков, которых обвинила в плагиате и псевдонаучных публикациях. Вместо этого ей следовало бы обратиться в отделения. Правда, тот факт, что в некоторых отделениях процветают, мягко говоря, не самые передовые научные направления, он отметить забыл. Несмотря на это фундаментальное разногласие, как мы помним, итоги выборов комиссия праздновала как свою победу, хотя ряды Академии (как раз благодаря весомому мнению отделений) приросли несколькими участниками «черного списка» комиссии.

Так что и без Иммануила Канта в РАН сплошные антиномии.
Indicator.Ru
Мнение

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.