Блокчейн-на-металле

Как устроен стартап Atomyze, который позволил «Норникелю» стать одним из мировых лидеров в распределенных технологиях
Блокчейн-на-металле

PxHere/Норникель/Indicator.Ru

Зачем горно-металлургической компании блокчейн, какие особенности технология приобретает из-за связи с «Норникелем», как перестановки в IBM влияют на основанные на Hyperledger Fabric блокчейны и как планирует развиваться Atomyze — в материале Indicator.Ru.

Стремительное развитие блокчейн-технологий приводит сегодня к тому, что свое внимание на эту область обращают и крупные игроки. Иногда интерес могут проявлять, казалось бы, совершенно далекие от IT компании. Тем не менее это не мешает им добиваться успеха и в этой области.

Ярким примером такой компании стала российская горно-металлургическая компания «Норильский никель», возглавляемая Владимиром Потаниным. Так, она вошла в недавно составленный Forbes рейтинг крупных компаний (от 1 млрд долларов капитализации), которые активно используют в своей работе блокчейн. Это стало возможно благодаря компании Atomyze, основным инвестором которой является принадлежащий гиганту Global Palladium Fund. Именно через нее и ее блокчейн-платформу токенизируются активы и выпускаются цифровые финансовые активы (ЦФА).

Зачем «Норникелю» потребовался блокчейн?

Технология распределенных реестров долгое время оставалась достаточно нишевой. Однако ситуация изменилась около 2015 года, когда крупные игроки осознали преимущества технологии. Она стала реальной и прикладной идеей для совершенствования бизнес-процессов, в которых можно сократить объем ручного труда.

Появление законодательства, регулирующего цифровые финансовые активы, также стало толчком для крупных компаний к освоению блокчейна. Они получили возможность создать инструмент, значительно улучшающий их бизнес. Например, компании могут перевести свои активы в цифровой формат, или токены, что оказалось полезным для привлечения ликвидности. С другой стороны, с помощью блокчейна компании могут сделать максимально прозрачным весь свой производственный цикл. В-третьих, они получают возможность превратить в актив свою интеллектуальную собственность, к которой относятся, например, методы производства и технологии.

Это позволяет объяснить, почему «Норникель» заинтересовался блокчейном. Добыча металлов палладиевой группы, которой занимается компания, привлекает к себе внимание из-за экологических и/или этических вопросов их добычи. Блокчейн позволяет проследить жизненный путь, все передвижения и перемещения по производственному циклу металла буквально с момента извлечения руды из месторождения до утилизации конечного изделия.

В то же время блокчейн открывает новые возможности для инвестирования со стороны физических лиц. Ценные бумаги могут быть слишком дорогими, чтобы их могли себе позволить массовые инвесторы. Однако использование блокчейна и создание цифровых финансовых активов, привязанных к ценным бумагам, позволяет создать продукты, стоимость которых привлекательна и посильна для массового инвестора. В результате в выигрыше остаются все — инвестор рад, что смог вложиться в интересующую его компанию, а компания смогла привлечь дополнительные инвестиции, которые в противном случае могли бы пропасть. 

Еще одним преимуществом, которое блокчейн предоставляет большим компаниям вообще и «Норникелю» в частности, является возможность перепродавать заключенные контракты. Например, какое-то предприятие заключило долгосрочный договор на поставку определенного объема металлов. Но конъюнктура рынка изменилась, в результате чего компании уже не нужно столько ресурса. А договор уже заключен. И в данной ситуации цифровые финансовые активы позволяют покупателю переуступить часть своего договора третьему лицу. Получается цепочка перепродажи, которая не затрагивает изначального поставщика. «Это аналогично тому, что мы видим на других рынках, например в Германии: широко используется практика перепродажи накопленных на солнечных носителях энергии в соседние домохозяйства. Получается, что вы имеете возможность управлять теми запасами, которые сами можете не использовать полностью, переуступая их соседу», — пояснила директор «Atomyze Россия» Екатерина Фроловичева. 

Фабрика для фабрик

Компания Atomyze появилась недавно. Она разделена на три независимых подразделения, каждое из которых самостоятельно действует в трех странах: Швейцарии, США и России, причем российское отделение — самое молодое. Все три отделения объединены только общей миссией, а практические решения для каждого рынка осуществляются самостоятельно, у каждого свой штат и своя независимая управляющая команда. Стартап запустился в ноябре 2020 года и пока еще находится в стадии формирования.

Atomyze не просто так оказался разделен на три компании в разных юрисдикциях. Это позволят адаптировать подразделения к конкретному рынку для максимальной эффективности. «Atomyze Россия» опирается в своей работе на российское законодательство, в частности на закон о цифровых финансовых активах. 

Сейчас компания в процессе прохождения всех регуляторных требований. Она собрала необходимые документы, описывающие все стороны ее деятельности, и подала их в Центральный Банк России. По словам Екатерины Фроловичевой, в апреле Atomyze должен запустить первые пилотные проекты. Они будут рассчитаны как на физических, так и на юридических лиц.

По словам Фроловичевой, компанию можно назвать корпоративным стартапом, так как появился он в тесной связке с крупным индустриальным партнером в лице «Норникеля». «Действительно хочется иметь ту повестку, которая дает ресурсо- и капиталоемкому производству и компаниям, обладающим достаточно понятными бизнес-моделями, войти в бизнес-модель, которая может быть квалифицирована как исключительно цифровая. Это то, что в первую очередь лежит в основе, наверное, всех проектов Atomyze», — рассказала Фроловичева.

Характерной особенностью Atomyze, проистекающей из связи с «Норникелем», является обеспечение ЦФА металлами. Пока что это золото, серебро, палладий и платина. В будущем список планируется расширить, добавив в него никель и медь. Эти металлы обладают высоким спросом и ограниченным запасом, что гарантирует стабильную цену. Благодаря этому выпускаемые Atomyze ЦФА обретают дополнительное преимущество в глазах клиентов, которые могут использовать их как для накопления средств, так и для инвестиций.

У Atomyze нет физических отделений, как у большинства банков, но существует центральный офис. Вся работа с клиентами строится по принципу «mobile first».

Другой особенностью Atomyze является ее направленность на максимальное распределение. «Мы — оператор информационной системы, и наши действия, которые мы выполняем внутри системы, должны быть подтверждены сторонними валидаторами. Это совершенно независимые юридические лица, которые оказывают услуги», — рассказала Фроловичева. Такая система делает работу максимально прозрачной и проверяемой.

В настоящий момент Atomyze совмещает в себе признаки биржи, на которой можно выполнять торговые операции, брокерского обслуживания, так как пользователям предлагают продукты через мобильные или веб-приложения, банков — потому что есть операции по ведению кошельков. Atomyze выбирает эффективную операционную модель, в которой интегрированы собственные сервисы и партнерские, как, например, идентификация клиента — в которой традиционно специализируются банки. Благодаря этому Atomyze избавляется от необходимости расширять штат сотрудников и создавать отделения, что существенно усиливает бизнес-модель.

Таким образом, с помощью Atomyze «Норникель» способен войти в цельную систему передовых финансовых решений, выстроенных на основе лучших примеров из индустрии.

Создание смарт-контрактов Фроловичева сравнивает с фабрикой, на которой в одном цеху производят типовые изделия, а в другом — уникальные. Подобной двухцеховой фабрикой и будет Atomyze. Однако, чтобы запустить типовой цех, сперва нужно создать много уникальных изделий, которые можно будет использовать затем в качестве типовых. Именно этим пока и занимается компания.

Блокчейн Atomyze работает на коде Hyperledger Fabric, созданном Linux Foundation при активном участии IBM. Недавно появилась информация, что американская компания сокращает свое блокчейн-подразделение, что могло негативно сказаться на связанных с Hyperledger платформах. Однако, как заверили представители Atomyze, занимающиеся этой областью команды полностью укомплектованы. Все работает как запланировано и без каких-либо внезапных сложностей. «Преимущество открытых платформ в том, что доступность исходников кода и документации позволяет не зависеть от смены лидеров, но формировать новые компетенции», — отметила Фроловичева.

Поставят ли блокчейн на лыжи?

В ближайший год Atomyze собирается строиться исключительно вокруг текущего отраслевого игрока в лице «Норникеля». Горно-металлургическая компания крайне заинтересована в расширении применения IT-технологий и блокчейна в особенности. За 2021-й она собирается токенизировать до 20% продаж своей продукции партнерам. Первые шаги в этом направлении были сделаны в декабре 2020 года, когда на платформе были выпущены первые токены. Это произошло в юрисдикции Швейцарии, а первым эмитентом стал Global Palladium Fund, дочерняя компания «Норникеля». Первыми контрагентами стали международные товарно-сырьевые фирмы Traxys и Umicore, давние промышленные партнеры «Норникеля». Выпуск первых токенов продемонстрировал высокий интерес рынка и перспективность направления. В будущем компания планирует токенизировать абсолютно всю свою продукцию.

Стартап же планирует в дальнейшем расширять сферу своей деятельности, сотрудничая с компаниями из разных отраслей. К примеру, блокчейн может быть использован для превращения в активы и токенизации интеллектуальной собственности, например, в фармацевтике. 

Очень многие потенциальные направления сегодня находятся на стадии оценки и анализа. Среди них, например, сервис по продаже ски-пассов на Роза Хутор и билетов авиакомпании Nordstar. «Главный вызов в отрасли услуг заключается в формировании конечного продукта, который мы "упаковываем" в цифровой финансовый актив», — резюмирует Фроловичева. Именно этим сейчас и занимается Atomyze Россия. Запуск проекта может состояться уже летом, когда он будет зарегистрирован Банком России, ранее одобрившим проект на уровне бизнес-анализа.