«Это правильно, модно, стильно, молодежно»

Эксперты в области высшего образования попытались определить, что такое цифровая зрелость

Singularity University

На форуме «Университеты и развитие геостратегических территорий России» в Якутске обсудили «цифровую зрелость» — одну из национальных целей развития. Что это такое и как ее достичь — в материале Indicator.Ru.

В июле прошедшего года президент Путин подписал указ «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года». Национальных целей на ближайшее десятилетие немного — всего пять. Одна из них, «цифровая трансформация», подразумевает достижение «цифровой зрелости» ключевых отраслей, в том числе образования. Что это такое — в тексте указа не раскрывается. Поэтому первая задача на пути к достижению цифровой зрелости — определить, что имел в виду президент.

На форуме «Университеты и развитие геостратегических территорий России» в Якутске ведущие эксперты в области высшего образования постарались ответить на этот вопрос. Организаторы определили формат сессии как «честный форум». «Мы не занимаемся подсветкой генеральной линии партии, а честно обсуждаем проблемы», — заявил один из модераторов беседы Евгений Сженов, научный руководитель экспертно-аналитического центра «Научно-образовательная политика».

«Главное нам — не ссылаться на шестисотый приказ»

Официальная трактовка «цифровой зрелости» уже была обозначена Министерством цифрового развития, связи и массовых коммуникаций. 18 ноября прошлого года Минцифры выпустило приказ № 600, в котором описало методику расчета цифровой зрелости. Достигнута цифровая зрелость или нет, согласно приказу, определяется экспертным путем. Результат зависит от роста числа специалистов, «интенсивно использующих ИКТ», расходов на внедрение цифровых решений и достижения цифровой зрелости в отдельных отраслях. Относится это, в частности, и к высшему образованию. В вузах цифровую зрелость Минцифры предложило измерять по четырем параметрам. Это доля сотрудников, обладающих цифровыми компетенциями, доля абитуриентов, участвующих в зачислении онлайн, доля интегрированных в цифровую инфраструктуру организаций («что бы это ни означало» — добавил модератор беседы Исак Фрумин) и доля программ ДПО в цифровом формате.

Попытку определить таким образом параметры достижения цифровой зрелости не оценили. «Они и сами признают, что в части высшего образования это несерьезно», — отметил Исак Фрумин, научный руководитель Института образования ВШЭ. Поэтому дать свой ответ на вопрос «что такое цифровая зрелость и как ее достигать» попытались в ходе сессии представители университетов, компаний и правительства.

Цифровая зрелость — это внимание к правам?

Генеральный директор компании «Ашманов и партнеры», председатель совета директоров компании «Наносемантика» Игорь Ашманов, который занимается подготовкой концепции защиты прав граждан в цифровой сфере, относится к вопросу пессимистически. Он определил несколько ключевых вопросов, о которых, по его мнению, незаслуженно забывают в обсуждении цифровизации.

Ашманов обратил внимание на то, что при разговоре о цифровой зрелости и вообще, о цифровом образовании, нужно обращать внимание на правовые вопросы. По его мнению, в российском образовании существует ошибочное предположение, что «студенты будут делать, что скажут». Право студента отказаться от цифрового формата обучения обычно не рассматривается вовсе. «Если мы сейчас все хорошо придумаем, то все так и будут делать. Потому что нас поддержит правительство, выпустит правильные указы, и все» — пояснил Ашманов такое заблуждение.

Ашманов так же обратил внимание на другие риски цифровизации образования. «Вы можете это воспринимать как провокацию или наезд, но движение в сторону цифрового образования имеет несколько очевидных дефектов. Есть такой азарт, что нужно делать все цифровым. Ну, потому что это правильно, модно, стильно, молодежно. Я ни разу не слышал аргументов почему это нужно делать, кроме того, что это делают на западе и вообще, цифровизация это модно, это тренд и так далее. Я не видел никаких изобретений в области цифрового образования, сделанных в России. Мы широким фронтом начинаем копировать технологии, повышая цифровую зависимость. Это тоже серьезный риск», — отметил предприниматель.

Цикличная цифровая реинкарнация

С тем, что цифровая зрелость в российском высшем образовании еще не достигнута согласен руководитель департамента оценки и методологии АНО «Россия – страна возможностей» Дмитрий Гужеля. По его мнению, текущее состояние высшего образования в плане цифровизации это совсем не зрелость, а «цикличная цифровая реинкарнация»

«Никакой цифровой зрелости в российском высшем образовании, к сожалению, нет. Есть постоянное открытие «дивного нового мира». Каждый раз, когда что-то происходит, на уровне университетов, регионов, министерства, каждый раз создаются новые целевые программы по цифровой трансформации образования. Были университеты, которые давным-давно в дистанционном формате преподавали. Потом они были прикрыты — было сказано, что это неправильно. Потом появились образовательные платформы, в рамках которых это снова стало модным. Потом они вдруг сломались почему-то, были созданы новые. И мы можем повторять это снова и снова» — возмущается Гужеля.

Цифровая зрелость в образовании не наступила, потому что нет цифровой преемственности. Постоянно возникают одни и те же идеи, но они не доводятся до логического конца. По мнению Гужели, не хватает стратегии развитии. Формально, в виде документов, она, конечно, есть, но в реальности не выдерживается. Однако в этом постоянном перерождении Гужеля видит и конкурентное преимущество. За счет «постоянного подхода снаряду» появляются новые идеи, до которых иностранным коллегам «еще далеко».

Технологический долг образования

Управляющий партнер Skyeng Александр Ларьяновский призвал «отдать технологический долг отрасли». По его словам, те инструменты и решения, которые сейчас с разной степенью успешности пытаются внедрять в образование должны были появится много лет назад. «Образование накопило этот долг за столетия. То, что мы сейчас обсуждаем и привносим в образовании, в других отраслях — это даже не вчерашний день, а позавчерашний. Зрелость — это когда мы перестанем удивляться тем технологиям, которые в других отраслях мы используем давно» — подчеркнул Ларьяновский. Среди таких технологий он назвал клиентоориентированный подход, базы данных, законы восприятия информации

Культура работы с данными, этика, в том числе и правовая, а также цифровое превосходство и суверенитет — основные понятия, без которых о достижении цифровой зрелости, по мнению ректора «Университета 20.35» Нины Яныкиной, говорить нельзя.

«Один из ответов – присутствие цифры во всех критически важных процессах университета. Это и сам образовательный процесс, и работа с контентом, с преподавательским составом, со студентами. Зрелым можно назвать университет только в том случае, если решения в этом университете принимаются на основании данных. Когда люди, принимающие решения, умеют с этими данными работать», — считает Яныкина.

Не возможность, а необходимость

Более оптимистичный взгляд на вопрос изложил проректор по развитию Дальневосточного федерального университета Дмитрий Земцов. На примере ДВФУ Земцов рассказал, как в условиях коммуникационного отрыва от центра страны и от мира университету удалось создать работающую, зрелую, цифровую инфраструктуру.

«Еще до пандемии, года за два, мы запустили очень некомфортный процесс для университета. Трансформацию учебного процесса таким образом, чтобы он полностью имею цифровое отражение. Для нас сейчас неважно, где именно происходит встреча преподавателя со студентом — в физической аудитории или в цифровой», — рассказал Земцов. Для ДВФУ цифровая зрелость не кажется чем-то сложным. «Для нас это норма жизни» — добавил проректор.

О достижении цифровой зрелости в своей организации рассказала и президент благотворительного фонда «Система» Оксана Косаченко.

«Мы созрели. Мы перешли в цифровой формат. Я вообще человек, который не сильно верит в цифровизацию образования, я обычный человек-оффлайн. Но сейчас я понимаю, что надо пересмотреть свое к этому отношение», — отметила она.