18 июля, 16:52
6 мин.

"Нужно переломить существующую парадигму в отношении к цифровым активам"

 "Нужно переломить существующую парадигму в отношении к цифровым активам"
В начале прошлого года в России был принят первый закон по регулированию цифровых финансовых активов. Как на практике это относится к криптовалютам? Эти и многие другие вопросы мы обсудили основателем телеграм-канала «Все о блокчейн, мозге и WEB 3.0 в России и мире» Ани Асланян.

— В 2021 году вступил в силу закон о цифровых финансовых активах. Как бы вы оценили его значимость для экономики?

— Принятие этого закона пока не привело к видимому экономическому прогрессу. На сегодняшний день с точки зрения инвестиционной привлекательности он себя еще никак не оправдал и не доказал свою эффективность. Пожалуй, единственное, о чем стоит упомянуть, — это получение тремя российскими компаниями (Atomyze, Лайтхаус и Сбер) от Центрального банка лицензий, дающих право работать в качестве операторов цифровых платформ, на которых будут выпускаться ЦФА.

— То есть никаких результатов деятельности этих компаний в сфере ЦФА мы пока не видим?

— Да, это так. Недавно представители Центрального банка провели закрытую встречу с брокерами Московской биржи, Санкт-Петербургской биржи и тремя компаниями, ставшими операторами информационных систем. Они обсуждали концепцию осуществления торгов цифровыми финансовыми активами, которую подготовил ЦБ. Ключевым предложением Банка России стал фактический допуск на этот рынок фондовых бирж в качестве официальных контрагентов. То есть подразумевается, что торговать цифровыми финансовыми активами будут не только операторы цифровых платформ, но еще и крупные традиционные биржи, у которых однозначно больше аудитория и которые уже имеют определенный состоявшийся имидж. Вероятно, компании, недавно получившие лицензию, не смогут хоть как-то конкурировать с этими организациями, потому что их опыт работы гораздо скромнее. С другой стороны, традиционные биржи, такие как Московская и Санкт-Петербургская, откровенно говоря, не обладают всеми необходимыми компетенциями, необходимыми для работы с цифровыми финансовыми активами. Поэтому вопрос о том, как их работа будет строиться и какого результата ожидать, пока не решен.

— Какие основные методы госрегулирования приняты в законе о цифровых финансовых активах и насколько они эффективны?

— Во-первых, нужно понимать, что сам по себе закон получился достаточно рамочным: он касается только ЦФА. Он раскрывает ряд терминов и дает определения того, что в принципе собой представляют ЦФА, оставляя все, что касается криптовалют, майнинга, за скобками. Таким образом, если обсуждать значение этого закона для юридических лиц, зарегистрированных и осуществляющих свою деятельность на территории России, то на сегодняшний день им запрещено выполнять функции криптобирж. На сегодняшний день это в принципе деятельность, связанная с высокими рисками, но мне кажется, мы идем в правильном направлении. Нужно переломить существующую парадигму, преодолеть опасения ЦБ по криптоактивам и сделать эту индустрию более привлекательной. Сейчас довольно активно идет обсуждение вопроса криптовалют в правительстве, и есть серьезные инициативы. Например, Министерство финансов РФ предложило свой вариант законопроекта по регулированию криптоактивов, и по этим инициативам заметно, что Минфин придерживается проинвестиционного подхода в этом отношении, в отличие от Центрального банка, который категорически выступает против.

— В связи с чем у ЦБ РФ возникают опасения относительно оборота криптовалют и в чем отличие цифровых финансовых активов от криптовалют? Считаются ли они безопаснее с точки зрения регулирования? Если да, то за счет чего?

— Криптовалюты — это крайне обобщенное понятие, и в него часто включают большое количество самых разных активов с очень различающимися свойствами. Например, есть биткойн — это криптовалюта, основанная на абсолютно децентрализованном подходе, есть альткойны — это целая группа альтернативных криптовалют, есть стейблкойн — цифровая валюта, которая чем-то обеспечена. Например, стейблкойны могут быть обеспечены долларами, золотом, другими ценными металлами. У каждой цифровой валюты есть свои особенности, и, чтобы ее правильно идентифицировать, нужно разобраться, на чем она основана и как она работает.

В законе о ЦФА не было ничего в отношении криптовалют. Нужно понимать, что это очень рамочный закон. Но в новых инициативах Минфин закрепляет связанные с цифровой валютой технологии, пытается подвести под них нормативно-правовую базу. Нужно четко понимать, что при этом Минфин вводит большое количество требований по идентификации, учету и сертифицированию цифровых финансовых активов. На сегодняшний день если человек покупает криптовалюту, то он делает это через криптобиржу, которая обязательно проводит полную идентификацию личности. Соответственно, Министерство финансов хочет так же у себя аккумулировать всю эту информацию об идентификации, учете и сертифицировании. И скорее всего, ответственность по регулированию этой индустрии будет возложена на какую-либо специально созданную организацию. Также важно, что Минфин предлагает разрешить использовать криптовалюты в качестве средства платежа, но не признавать их денежной единицей Российской Федерации. В новом законопроекте от Министерства финансов криптовалюты можно будет обменивать на какие-либо товары. Но при этом операторы информационных систем должны будут обязательно войти в специализированный реестр, который будет лицензировать и контролировать их деятельность. Кроме того, операторы должны будут вести реестр владельцев цифровых валют.

— Не противоречит ли идея государственного регулирования принципу блокчейн-системы, в которой контроль должен осуществляться без центрального узла?

— На самом деле, большинство существующих на сегодняшний день криптобирж — централизованные. Это биржи, работающие на закрытом блокчейне, в котором так или иначе есть регулятор. В России пока нет возможности работать на децентрализованных криптобиржах.

— Как вы считаете, есть ли необходимость доработать какие-то положения закона «О цифровых финансовых активах»? Если да, то какие?

— Очевидно, что закон нуждается в серьезной доработке, там тема криптовалют вообще не раскрыта, и, вероятно, по ним выйдет совершенно отдельный закон. И Минфин своими активными действиями демонстрирует необходимость новых предложений и дополнений. Поэтому, несомненно, будут поправки и корректировки, но на сегодняшний день процесс движется очень медленно.

— Насколько широки перспективы использования ЦФА?

— Если предложения Министерства финансов вступят в силу и будет разрешено продавать и покупать цифровые валюты, то для экономики России это может означать получение довольно больших дивидендов. Кроме расширения рынка и привлечения новых легитимных игроков довольно много людей рассматривают криптовалюты в качестве средства инвестиций, поэтому возможность вести экономическую деятельность в криптовалюте станет большим плюсом для экономики страны в целом.

— Поскольку ЦФА и криптовалюты могут предоставлять дополнительные возможности, в том числе и для международных финансовых обменов, можно ли говорить, что санкции не ограничивают, а наоборот, стимулируют развитие цифровых валют в России?

— Все-таки есть целый ряд моментов, в которых санкции невозможно обойти. Например, Европейский союз принял закон, запрещающий гражданам России производить или хранить на своих криптобиржах суммы, превышающие в эквиваленте 10 тысяч евро. То есть если у граждан России имелась такая сумма, то им необходимо было до 31 мая 2022 года ее со счета вывести. В противном случае счета были заморожены.

— Цифровые финансовые активы на сегодняшний день представляют собой сферу с высокими рисками. Как защитить от них неквалифицированных инвесторов?

— Да, рисков действительно довольно много. Сегодня на рынке криптовалют происходит очень неприятная ситуация: такие криптовалюты, как биткойн и Ethereum, теряют в цене. Поэтому пользователи, не обладающие достаточными знаниями и навыками, рискуют потерять свои сбережения, если будут вести себя непродуманно. Другой риск связан с тем, что люди могут покупать криптовалюты у неблагонадежных продавцов. В конце апреля 2022 года генеральный прокурор РФ выступил с инициативой о внесении в закон требований, связанных с регулированием и защитой пострадавших граждан. В этом плане правоохранительные органы должны очень тесно сотрудничать с представителями рынка, чтобы определить все имеющиеся в законе о ЦФА белые пятна. Понятно, это эта сфера совершенно новая, и институт государства еще не погружен настолько глубоко в нее для того, чтобы корректно ее регулировать и защищать как квалифицированных, так неквалифицированных инвесторов.

Автор:Indicator.Ru