Медицина

Чем нас лечат от COVID-19

Мифы и реальность борьбы с пандемией

Freepik/KissPNG/Max Pixel/CDC/Indicator.Ru

На какие препараты от коронавируса надеяться, пока власть предержащие спасаются бейджами с диоксидом хлора, здоровые люди травятся хлорохином, а число выявленных заболевших россиян в день приближается к трем тысячам, читайте в новом выпуске рубрики «Чем нас лечат».

Недавно наш научный редактор расследовал случай со сколковским псевдопрепаратом «Магнарил», который якобы должен бороться с бактериями и вирусами (в том числе и злосчастным COVID-19). Новые лекарства от коронавирусной инфекции сейчас волнуют всех, и журналисты от спроса не отстают: то сообщают, что в морских губках нашли молекулы против пневмонии, то — что Дмитрий Песков защищается чудо-бейджем… В нашем обзоре мы предлагаем обзор самых разных способов борьбы с этой напастью.

Японский бейдж Пескова

Дмитрий Песков с Блокатором

Блокатор вирусов Air Doctor Portable — японский антибактериальный бейдж. С подобным недавно появился на людях пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. Как заявляют производители, «после активации блокиратора Air Doctor вещества вступают во взаимодействие с воздухом и генерируют диоксид хлора». И этот выделившийся оксид уже через минуту создает вокруг человека с бейджем «защитный купол», моментально убивающий бактерии и вирусы. Однако так ли это на самом деле?

Начинаем искать информацию о блокаторе вирусов и не обнаруживаем никаких научных статей, никаких протоколов об исследованиях, только их номера в свидетельстве о государственной регистрации в Казахстане. На сайте японского производителя также нет информации. Кстати, в свидетельстве обнаруживаем, что тонкие бейджи заполнены минералом цеолитом, который пропитан хлоритом натрия. Последний применяется для обеззараживания воды, а также относится к категории «опасные вещества». При взаимодействии хлорита натрия с кислотами образуется заявленный диоксид хлора. В свою очередь, диоксид хлора в нормальных условиях представляет собой ядовитый газ, раздражающий слизистые и вызывающий кашель.

На сайте «блокатора вирусов» сообщается, что бейджи содержат его твердую форму (она крайне неустойчива и существует лишь при заморозке), которую «продовольственный комитет ООН утвердил как Класс А-1, в этой же категории находятся сахар и соль». Следовательно, это ложное заявление. Очевидно, что, если бы этот газ выделялся, товар не попал бы на полки аптек. Но предположим, что он «генерируется». Согласно исследованиям, диоксид хлора в допустимой концентрации действительно способен обезвреживать бактерии, грибки и вирусы, однако для этого нужно порядка нескольких часов. Если на улице кто-то закашляет или чихнет в сторону носящего бейдж, патогены с каплями жидкости все равно попадут в организм. Таким образом, ношение бейджа даже с учетом предположения о выработке им диоксида хлора бесполезно. Отметим также, что Air Doctor Portable не является медицинским или фармацевтическим товаром, а потому клинические испытания он не проходит.

«Под куполом» ИТМО

Наши соотечественники, к сожалению, не отстают: аналогичное средство (даже с названием Блокатор) выпускает и компания «Инноколлоид». Тот же цеолит в основе «картриджа», тот же бейдж за тридцать рублей из канцтоваров — хоть разработчики и уверяют в своей уникальности, приводя патенты (действительно, есть отличия, хотя они технологические). Там же они убеждают в безопасности продукта и приводят в пример исследования, где его концентрация в воздухе вроде как спасает крыс от гриппа. Однако эксперименты проводились в помещениях объемом в один кубический метр, где генератор диоксида хлора находился на полу. Будет ли работать та же система на улице? Непонятно, и производители этого не гарантируют. Да и в помещениях результаты не всегда воспроизводятся.

Сами разработчики отечественной новинки связаны с ИТМО: глава «Инноколлоида», учредивший компанию в 2017 году, основал и институтский научный центр SCAMT (Solution Chemistry of Advanced Materials and Technologies, то есть Центр растворной химии передовых материалов и технологий). Решающей ошибкой стало позиционирование Блокатора как средства от коронавируса. В разгар пандемии и инфодемии отказаться от такого хайпа было, видимо, слишком сложно: его стали продвигать и на сайте ИТМО.

После реакции от научного сообщества пришлось объясняться. «Блокатор не проходил испытания против COVID-19, и важно отметить, что он никогда не позиционировал себя как средство против нового коронавируса», — признали разработчики, отвечая на запрос ТАСС. Производители провели голосование в профессиональном сообществе (64%, по его результатам, относятся к идее негативно), опубликовали подробные разъяснения и ответы на вопросы (под логотипом ИТМО, кстати), а само чудо-средство фирма перестала производить и отгружать до окончания пандемии. Да и Песков свой бейдж в итоге снял.

Интерфероны: установите себе антивирус

Кроме откровенно странных «лекарств» и народных средств, существуют и официальные списки того, чем лечить коронавирус. В пятую редакцию временного списка от Минздрава включены препараты интерферонов (а конкретно — рекомбинантный человеческий интерферон альфа-2b или бета-1b), хлорохин, гидроксихлорохин (в том числе в комбинации с азитромицином), лопинавир с ритонавиром. Недавно в него вошли и мефлохин, тоцилизумаб и надропарин кальция. Разберем эти варианты отдельно.

Интерфероны — основные антивирусные молекулы нашего организма, обладающие иммуномодулирующей функцией и запускающие ряд клеточных защитных механизмов. Китайские ученые и медики опубликовали ряд статей, подтверждающих эффективность такого подхода против коронавируса в экспериментах на животных и клеточных культурах, а также в ходе лечения коронавируса у людей. Интерфероны блокируют репликацию (размножение) вируса за счет JAK-STAT сигнального пути. Белки JAK связаны с рецепторами на поверхности клеток, которые могут связываться с различными молекулами, например интерлейкинами. Такое взаимодействие активирует JAK, а он через ряд внутриклеточных белков передает сигнал белку STAT, который способен проникать в клеточное ядро и активировать гены, ответственные за определенные функции, в том числе и иммунные.

Однако нужно понимать, что эти исследования можно считать в основном предварительными. Взглянем хотя бы на их дизайн: они пока что наблюдательные, без рандомизации и группы контроля. К тому же даже эти доклинические (как пишут сами авторы) данные показывают, что пациентам в критически тяжелом состоянии, особенно поздно получившим диагноз, терапия рибавирином и интерферонами может не помочь. Да и речь в этих исследованиях идет пусть и о коронавирусах, но не о вызвавшем нынешнюю пандемию, а о его близких родственниках. Да, результаты c SARS-CoV-2, вероятно, будут схожими c результатами на SARS и MERS, но гарантировать этого никто не может. Кроме того, интерфероны активны лишь при внутривенном введении, а не в таблеточках с «ферон» в названии.

Двойной слепой рандомизированный плацебо-контролируемый метод — способ клинического исследования лекарств, при котором испытуемые не посвящаются в важные детали проводимого исследования. «Двойной слепой» означает, что о том, кого чем лечат, не знают ни испытуемые, ни экспериментаторы, «рандомизированный» — что распределение по группам случайно, а плацебо используется для того, чтобы показать, что действие препарата не основано на самовнушении и что данное лекарство помогает лучше, чем таблетка без действующего вещества. Этот метод мешает субъективному искажению результатов. Иногда группе контроля дают другой препарат с уже доказанной эффективностью, а не плацебо, чтобы показать, что препарат не просто лечит лучше, чем ничего, но и превосходит аналоги.
Indicator.Ru
Справка

«Что за бред»

Недавно глава Федерального медико-биологического агентства (и бывшая министр здравоохранения) Вероника Скворцова порекомендовала использовать в тяжелых случаях коронавирусной инфекции Даларгин. Для его использования даже разработали протокол. Увы, такие скоропостижные решения могут выйти боком, особенно когда они основаны на экспериментах на мышах с отеком легких. Основное его показание к применению — это язва желудка или двенадцатиперстной кишки в фазе обострения либо острый панкреатит, а вот при острых инфекционных заболеваниях, согласно инструкции, он даже противопоказан.

Боже, что за бред. Кто-нибудь, пожалуйста, уже объясните Веронике Игоревне, что любой результат, полученный на лабораторных животных (а это именно тот случай), ни в коем случае нельзя прямо экстраполировать на лечение людей, победно рапортуя о «разработке схемы лечения». Дозировки для этой «схемы», вероятно, тоже были подобраны на крысах.
Петр Талантов
Член Общества специалистов доказательной медицины и Комиссии по противодействю фальсификации научных исследований РАН

Исследования идут и по Ивермектину, которым по основному показанию лечат людей, овец, лошадей и крупный рогатый скот от паразитарных круглых червей-угриц. Этот препарат, по данным австралийских ученых, не дает вирусу внедрить в клетку свою РНК, чтобы поработить ее и превратить в фабрику по производству собственных частиц. Однако с подтверждениями дело еще хуже, чем с Даларгином (хотя, казалось бы, куда уже): эти результаты получены лишь на клетках (эпителии почки зеленой мартышки, если точнее). Насколько большой вред получит организм, если воспроизвести те же концентрации внутри человека? Возможно ли это вообще? Эти вопросы пока остаются без ответа: от исследований клетки до целого организма нужно пройти огромный путь. Вторая, совсем свежая, статья, принятая к печати в Journal of the American Academy of Dermatology, но еще не опубликованная в окончательном виде и находящаяся в процессе редактуры, гласит, что ивермектин можно комбинировать с препаратом от малярии гидроксихлорохином для увеличения эффективности. Однако, как отмечают сами авторы, исследований ни на клетках, ни на целых организмах пока нет, а их работа — «лишь гипотеза, но если ученым сейчас не делиться идеями, то когда».

Мефлохин (он же Лариам) тоже пока лишь на старте: он изучен на другом коронавирусе, а клинических доказательств его эффективности и вовсе сейчас нет. Зато среди потенциальных побочных эффектов — депрессия, тревожные расстройства и галлюцинации. Надропарин кальция, который препятствует тромбозу, при коронавирусе не изучен: вероятно, и Минздрав предлагает его разве что в качестве симптоматического лечения под строгим контролем врачей в больнице.

Страсти по хлорохину

Кстати, что это за гидроксихлорохин (он же Плаквенил) и его лишенный кислорода и водорода собрат? Препараты эти борются против малярийного плазмодия и применяются около 70 лет. За эти годы выяснилось, что они могут помогать и против некоторых вирусов, и даже от волчанки или ревматоидного артрита (но не выяснилось, как).

Французский врач-инфекционист и микробиолог Дидье Рауль

ARnnO PLAneR/Flickr

Но недавно их (в комбинации с азитромицином, который, вообще-то, антибиотик, то есть должен с бактериями бороться, но не с вирусами) накрыла новая волна славы. Все благодаря харизматичному марсельцу Дидье Раулю, главе Исследовательской группы по острым инфекционным и тропическим заболеваниям. Из-за его работ в необходимость лекарств против коронавируса уверовал сам Дональд Трамп, который даже разругался с премьер-министром Индии, когда тот запретил их экспорт. Но самоуверенные заявления доктора Рауля в реальности основаны на ужасных по качеству исследованиях (гидроксихлорохин с азитромицином), многократно и за дело раскритикованных сторонниками доказательной медицины. Так, одна работа проводились без рандомизации и ослепления, пациенты исключались из выборки в группе лекарства, сократили количество анализов в группе сравнения (не делали ПЦР для определения РНК вируса). Исследователи не делились конечными показателями и результатами 14-го дня, хотя это было написано в «методах», а вместо седьмого дня предложили таблицу за день номер шесть. Другая работа вышла фактически без группы сравнения, а данные в 80% случаев собирались с пациентов, которые болели без симптомов или переносили COVID-19 как легкую ОРВИ (то есть выздоровели бы и освободились от вируса без лекарств). Итого из тысячи пациентов 80% вообще не требовали лечения, с 20% плохо собрали статистику, которую бессмысленно выстроили в красивые графики.

Неизвестно, подлог ли это данных, или же все-таки некомпетентность. Как такие исследования вообще были опубликованы? Для первой из упомянутых статей Рауля ответ прост: ее одобрили меньше чем за сутки (в норме на это может спокойно уйти полгода), чему, возможно, поспособствовало то, что редактор журнала был соавтором статьи и коллегой Рауля. Кстати, в одной из старых публикаций прославившегося марсельца найдены копипасты клеток на фото, в другой — сфабрикованное изображение результатов электрофореза, а это уже безусловный обман. Ну а контролируемые исследования без фейковых данных выводы Рауля по гидроксихлорохину и вовсе опровергают.

«Испытания с хорошей контрольной группой еще не было, и, к несчастью, найденные эффекты могут выглядеть впечатляюще, но, если посмотреть поближе, они исчезают», — подытоживает Дерек Лов, специалист по исследованию препаратов с PhD по органической химии. Несмотря на это, по состоянию на сегодня в США препараты одобрены к использованию, но лишь для госпитализированных пациентов, так как побочные эффекты от них очень серьезны (особенно нарушения сердечного ритма). Однако среди неразумных пациентов уже даже смерти начались: так плачевно заканчивается идея профилактики коронавируса в домашних условиях. Ну а у азитромицина в отдельности с клиническими испытаниями против COVID-19 тоже все очень плохо: их нет, тогда как побочные эффекты есть точно.

От ВИЧ до коронавирусов

Спрос на Калетру (препарат от ВИЧ, действующие вещества — лопинавир и ритонавир) из-за пандемии COVID-19 вырос в 15 раз в сравнении с прошлым годом. Однако Всемирная организация здравоохранения приводит в пример лишь два исследования Калетры с положительными результатами. Другие два еще продолжаются, а результаты еще двух и вовсе оказались отрицательными. Против «старых» коронавирусов SARS и MERS Калетра подавала надежды в исследованиях на мармозетках и даже на первых пациентах. Однако в Ухане, в исследовании на 199 больных COVID-19, заключают авторы той же колонки в Science, пользы от препарата практически не было (хотя, возможно, потому, что пациентов начали лечить слишком поздно).

Ремдесивир — еще одно лекарство от ВИЧ, которое блокирует синтез вирусных частиц, — тоже проверяли пока в основном против коронавирусов SARS и MERS, да и то на животных. Исследования на людях уже начались. Но поскольку наибольшей эффективностью препарат обладает на ранних стадиях, пока серьезных симптомов нет, но при этом вводится только внутривенно, даже изучать его не очень перспективно: симптомы могут и не развиться и человек выздоровеет и сам, а препарат очень дорогой.

Дешевизной не может похвастаться и тоцилизумаб (Актемра) — моноклональное антитело, то есть сложная молекула, похожая на естественное иммунное оружие против специфических инфекций. По своему первичному назначению тоцилизумаб нужен для подавления разбушевавшейся иммунной системы, нападающей на «родные» клетки, к примеру, при ревматоидном артрите. Но в Китае он попал и в рекомендации по борьбе с коронавирусом еще в марте. Поскольку проявления COVID-19 могут быть похожи на ревматоидные воспалительные процессы, применение тоцилизумаба имеет теоретическую базу. Однако клинических испытаний пока нет: большую часть доказательств составляют описания единичных случаев (1, 2, 3 и др). Спасибо, что хотя бы на людях.

Ну а молекуле из морских губок (как и многим прочим новшествам) пока что до аптек далеко: да, она может работать против некоторых бактерий и вирусов, но дальше проверки свойств на клетках дело еще не пошло.

Indicator.Ru рекомендует: не доверяйте непроверенным средствам, пока проверенных нет

Пандемия и нагнетание паники — отличная возможность для мошенников, шарлатанов и просто любителей хайпа, которые хотят продекламировать свое лекарство широкого профиля под популярную тему. Так в народ уходят антибактериальный (от вирусов, ага) бейдж, якобы создающий «защитный купол» вокруг носителя, волшебная сколковская вода или даже средство для дезинфекции с атомарным кислородом (спасибо, что последнее не рекомендуют пить).

Анна Солдатенко/Indicator.Ru

Список средств для дезинфекции против коронавирусов широк: от обычного мыла до хлорки. Но озон и атомарный кислород звучат угрожающе: удивительно, как эта смесь существует так долго и как при переходе в двухатомный кислород она не взорвалась.

Сейчас все силы медиков брошены на поиски новых лекарств, на разработку вакцин. Однако быстро получить их нельзя: сенсационные результаты, о которых сообщают каждый день, остаются лишь предварительными исследованиями. Пока что их проводят на клетках, подопытных животных или первых добровольцах. Молниеносно переносить эти данные на клиническую практику, конечно, очень хочется, но такой подход может быть очень опасным. Печально, если этого не понимает даже бывшая министр здравоохранения. Но и с новым ситуация не лучше: рекомендованные к применению гидроксихлорохин и хлорохин тоже ничем не оправдали возложенных надежд (зато побочных эффектов у них хоть отбавляй).

Алкогольные напитки и прочие средства народной медицины тоже не помогут, предупреждает Всемирная организация здравоохранения. Кроме того, продолжают эксперты ВОЗ, не предотвратит коронавирус ни жаркая, ни холодная погода, ни нахождение на солнце, ни влажный климат, ни сушилки для рук, ни горячая ванна. А еще (если вдруг сомневались) COVID-19 не распространяется через сети 5G и не остается в организме переболевшего на веки вечные. Кроме того, популярная рекомендация задерживать дыхание на 10 секунд по утрам, чтобы проверить признаки пневмонии, тоже работает плохо: если вы можете не дышать без проблем, это еще не гарантия того, что вы здоровы. А вот если внимательней отнестись к питанию и режиму сна, иммунитету это точно не повредит.

Особняком от категории «откровенная чушь» стоят реальные лекарства, которыми уже лечат другие болезни. Поясним: если срочно нужно найти препарат, проще вести поиски новых свойств у уже существующих, ведь тогда мы уже знаем список побочных эффектов, безопасные дозировки и форму введения для человека. Если повезет, можно сэкономить годы экспериментов на мышах и добровольцах. Проблема лишь в том, что эти препараты были специально разработаны для совсем других целей, и потому во многих случаях найти среди них средство от злосчастного вируса не проще, чем иголку в стоге сена. Исключение могут составлять специфические группы лекарств, например противовирусные и иммуномодуляторы. Однако в этих категориях процветает гомеопатия и прочее шарлатанство. Те препараты, что все же работают, имеют серьезные побочные эффекты и должны применяться, только если риски от инфекции гораздо страшнее, чем возможные последствия. К сожалению, пока ни для одного препарата это однозначно не доказано (хотя ВОЗ планирует новые масштабные испытания).

Перспективной в лечении может оказаться плазма крови переболевших, в которой должны быть антитела к злосчастному вирусу. Есть первые эпизодические успехи, но и здесь изучение еще идет. Да, врачи могут принять решение использовать что-то из перечисленного в этом обзоре на свой страх и риск, если ничем другим пациенту не помочь. Но одно дело реанимация с постоянным наблюдением, и совсем другое — самолечение, а тем более профилактика, которые могут стоить вам жизни.

Так что недаром специалисты Центра по контролю и профилактике заболеваний заявляют, что никакие лекарства пока что для профилактики или лечения коронавируса не годятся — по крайней мере, американское Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов ничего еще не одобрило. Поэтому в арсенале врачей сейчас только поддерживающая и симптоматическая терапия, а всем остальным доступен лишь один вариант: ограничить свои социальные контакты и ждать. Тем более что 40% россиян, у которых вчера нашли коронавирус, на тот момент симптомов не имели (а по количеству выявленных за день случаев мы уже догоняем Испанию).

Наши рекомендации нельзя приравнивать к назначению врача. Перед тем, как начать принимать тот или иной препарат, обязательно посоветуйтесь со специалистом.

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Пресс-релизы о научных исследованиях, информацию о последних вышедших научных статьях и анонсы конференций, а также данные о выигранных грантах и премиях присылайте на адрес science@indicator.ru.