Медицина

Чем нас лечат: Дексаметазон

О первом препарате, снижающем риск смерти от COVID-19

NIH Image Gallery/Flickr/Indicator.Ru

Зачем в организме нужны стероиды, как одно и то же лекарство может вылечить и навредить, можно ли принимать дексаметазон при легкой форме коронавирусной инфекции и пора ли внедрять его в клиническую практику, а также какую роль здесь играет острый респираторный дистресс-синдром, читайте в новом выпуске рубрики «Чем нас лечат».

Недавно в СМИ появились сообщения о том, что доступный в аптеках препарат стал первым лекарством с подтвержденной эффективностью против коронавируса. Как лекарство от псориаза, артрита и целого набора, казалось бы, ничем не связанных болезней может спасти жизни пациентам с тяжелой коронавирусной инфекцией? Чтобы ответить на этот вопрос, для начала рассмотрим механизм его действия.

Из чего же, из чего

Дексаметазон — это лекарство из группы стероидов, одного из типов жироподобных веществ. В их строении можно заметить типичную для этой группы структуру из 17 атомов углерода: три «колечка» из шести звеньев и одно — из пяти. Помимо известных всем эффектов, из-за которых WADA запрещает принимать их спортсменам, функций в организме у этих веществ немало: некоторые стали основой оболочки клеток всех живых существ. Но нам сейчас интересны те стероиды, которые выполняют роль гормонов в организме человека.

Arrows-left
Arrows-right
Reload
1 / 3

Модель молекулы дексаметазона: черные шарики обозначают углерод, белые — водород, салатовый — фтор, а красные — кислород

Фото: Jynto/Wikimedia Commons

Препарат был разработан в конце 1950-х Филипом Хенчем. Он используется с 1961 года и до сих пор считается одним из необходимых лекарств. В список важнейших лекарств по версии Всемирной организации здравоохранения дексаметазон включен как препарат от анафилактического шока и тяжелых аллергических реакций, как противорвотное, гормональный препарат при лейкоме и миеломе, для срочной подготовки легких младенца к преждевременным родам, а также для симптоматической терапии при широком спектре заболеваний. Играет он свою роль и в глазных каплях: мы уже писали о дексаметазоне в составе Тобрадекса.

Однако у такого широкого механизма действия есть и обратная сторона: как и у всех стероидных лекарств, у дексаметазона целый букет побочных эффектов. Среди них встречаются акне и различные повреждения кожи (вплоть до атрофии), гипертония и повышенное внутриглазное давление, катаракта (при длительном применении), бессонница, отеки, диабет, судороги, панкреатит, набор веса, снижение сопротивляемости инфекциям, особенно грибковым (ведь он, как мы помним, подавляет иммунитет), депрессия, эйфория, головные боли и множество других.

За три часа половина молекул препарата разрушается в печени, а то, что получилось, выделяется вместе с мочой. Поэтому нарушения работы печени и почек будут мешать переработать и вывести дексаметазон из организма.

Но как же он может помочь от коронавирусной инфекции? При заражении COVID-19 может развиться острый респираторный дистресс-синдром (ОРДС) — тяжелая дыхательная недостаточность с отеком легких и сильным воспалением. Из-за этого альвеолы — пузырьки соединительной ткани, благодаря которым легкие имеют ячеистую структуру и увеличивают свою площадь соприкосновения с воздухом, — набухают и слипаются, и кислород с трудом поступает в кровь. Такой синдром может быть вызван разными воспалительными процессами в легких, и без интенсивной терапии и искусственной вентиляции он становится смертельно опасен. При коронавирусной инфекции ОРДС становится одной из основных причин гибели пациентов.

Микрофотография поражения альвеол при ОРДС

Nephron/Wikimedia Commons

Для ОРДС нет специфического лечения, однако в феврале этого года в журнале The Lancet было опубликовано многоцентровое рандомизированное контролируемое клиническое испытание, в котором лечение с дексаметазоном помогло спасти жизни на 14% больше пациентов интенсивной терапии с этим синдромом в больницах Испании.

Двойной слепой рандомизированный плацебо-контролируемый метод — способ клинического исследования лекарств, при котором испытуемые не посвящаются в важные детали проводимого исследования. «Двойной слепой» означает, что о том, кого чем лечат, не знают ни испытуемые, ни экспериментаторы, «рандомизированный» — что распределение по группам случайно, а плацебо используется для того, чтобы показать, что действие препарата не основано на самовнушении и что данное лекарство помогает лучше, чем таблетка без действующего вещества. Этот метод мешает субъективному искажению результатов. Иногда группе контроля дают другой препарат с уже доказанной эффективностью, а не плацебо, чтобы показать, что препарат не просто лечит лучше, чем ничего, но и превосходит аналоги.
Indicator.Ru
Справка

Но в целом до недавнего времени в распоряжении врачей были лишь редкие исследования с малым числом пациентов и описания отдельных клинических случаев, чего для внедрения препарата в практику (даже экстренного), конечно же, мало.

Жизнь за 35 фунтов

Более крупные испытания были запланированы в рамках проекта RECOVERY, что расшифровывается как Randomised Evaluation of COVid-19 thERapY (да, настолько в англоязычном мире любят красивые аббревиатуры). Результаты представили в пресс-релизе ученые из Оксфордского университета.

Такой победе над коронавирусом порадовались и эксперты ВОЗ, которые в июне встречались в Женеве, чтобы обсудить ускоренные программы испытаний лекарств от новой болезни. «Это первый метод лечения, снижающий смертность у пациентов с COVID-19, которым требуется кислород или аппарат ИВЛ, — заявил гендиректор организации Тедрос Гебрейесус. — Это превосходные новости, и я поздравляю и правительство Великобритании, и Оксфордский университет, и многие больницы и пациентов в Соединенном Королевстве, которые внесли свой вклад в этот научный прорыв, спасающий жизни».

В исследование были включены 11500 человек — пациентов 175 британских госпиталей. Из них 2104 получили дексаметазон, а 4321 попали в контрольную группу. Для тех, кто был подключен к аппарату ИВЛ, препарат помог снизить риск смертности с 40% до 28%, а для нуждавшихся в кислороде — с 25% до 20%. Пациенты получали не привычные 4 мг, а 6 мг препарата, однако и это количество было доступным, так как дексаметазон давно находится на рынке, производится сравнительно легко и стоит недорого. Соавтор работы профессор Мартин Ландрай рассказал, что такое лечение помогает спасти каждого восьмого пациента на ИВЛ и каждого 20–25-го на кислородном обеспечении. По его расчетам, спасти одну жизнь удается примерно за каждые 35 фунтов стерлингов (около 3000 рублей).

Все это звучит более чем оптимистично. Однако есть одно «но»: пока что кроме пресс-релиза и комментариев в СМИ об успехах дексаметазона данных ученые не опубликовали. История с гидроксихлорохином и Ланцетгейтом учит нас, что даже статья на страницах одного из самых уважаемых научных журналов не может быть 100%-ной гарантией эффективности препарата, а здесь и она еще не появилась.

Indicator.Ru рекомендует: только в отделениях интенсивной терапии

Дексаметазон действительно стал первым из препаратов, при помощи которого удалось добиться впечатляющего успеха при борьбе с тяжелыми формами COVID-19. «Это единственное лекарство, с которым удалось продемонстрировать снижение смертности — и снижение значительное. Это огромный прорыв», — считает профессор Оксфорда Питер Хорби, глава исследовательской группы, которая только что отчиталась о результатах клинических испытаний. Вот только опубликовать результаты в рецензируемых научных журналах и выставить все свои данные на суд коллег, а не просто похвастаться общественности авторы работы пока не успели. Хотя это и пообещали сделать как можно скорее, само исследование было запущено в марте, так что по клиническим меркам времени прошло очень мало, и стоит подождать более подробных отчетов.

Несмотря на то что такой результат получен впервые, препарат хорошо и давно изучен по другим показаниям, что можно назвать большим плюсом (в сравнении, например, с дорогим и не очень доступным ремдесивиром). Дексаметазон остается лекарством со множеством побочных эффектов, и некоторые из них могут серьезно навредить здоровью. Поскольку курс препарата длится около десяти дней, побочные эффекты, скорее всего, будут не больше, чем по другим показаниям. Однако ученые не зря разработали нестероидные противовоспалительные препараты — стероиды все-таки небезопасны, и пришлось даже изобретать им аналоги с другим механизмом действия. Правда, против коронавируса они не проявили себя.

С другой стороны, принимать дексаметазон будут в больнице под наблюдением врача, так что такое лечение в рамках эксперимента может быть полезно. ВОЗ, к примеру, рекомендует назначать дексаметазон только больным в критическом состоянии. Пациенты с бессимптомным или легким течением болезни умереть не рискуют, так что им он и не понадобится. Борется он не со всеми проявлениями болезни, а только с тяжелым отеком легких. Поэтому принимать препарат «на всякий случай», даже если удастся добыть его в аптеке, не стоит, тем более — авторы уже упомянутого проекта RECOVERY подтверждают, что никакой пользы от этого не будет.

Наши рекомендации нельзя приравнивать к назначению врача. Перед тем, как начать принимать тот или иной препарат, обязательно посоветуйтесь со специалистом.

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.