Медицина

История науки: гений и злодейство на лице написаны

6 ноября 1859 года родился Чезаре Ломброзо, отец итальянской криминалистики

Чезаре Ломброзо, фотография 1900 года

Public Domain

Директор сумасшедшего дома; автор концепции «человека преступного»; ученый, искавший грань между гениальностью и помешательством; чудак, доказывавший, что передает мысли на расстоянии; криминалист; военный хирург… Кажется, все это нельзя совместить в одном человеке, но такой действительно существовал. И звали его Чезаре Ломброзо.

Родившийся в состоятельной веронской семье, Чезаре в юности изучал китайский и семитские языки, археологию и литературу в университетах Падуи, Вены и Парижа, но затем стал армейским хирургом и успел посидеть в крепости по подозрению в заговоре. Участие в военных действиях и тяжелое материальное положение внезапно пробудили интерес юноши к психиатрии. В 19 лет молодой ученый, студент медицинского факультета Университета Павии, уже стал известен среди специалистов своими статьями о кретинизме. Его работы заметил даже Рудольф Вирхов.

В 26 лет Ломброзо был уже директором дома для умалишенных в Пезаро, где получил богатую пищу для размышлений. Он стал профессором психиатрии в 1862 году. Опыт Ломброзо затем отразится в его книге «Гений и помешательство», в которой он указал на тонкость грани между этими двумя состояниями. Читая стихи душевнобольных, глядя на их рисунки и изобретения, замечая их внезапно пробудившуюся тягу к искусству, ученый отметил, что у некоторых из них проблески таланта проявлялись именно в моменты обострения болезни (примерно об этом больше чем полвека спустя Чехов напишет своего «Черного монаха»).

«Причина этого ясна: ничем не сдерживаемое воображение их создает такие причудливые образы, от которых отшатнулся бы здоровый ум, признав их нелогичными, нелепыми, — писал Ломброзо. — Так, например, в Пезаро была одна дама, придумавшая особый способ вышивания или, скорее, выкладывания: она выдергивала нитки из материи и потом наклеивала их слюной на бумагу. Другая вышивальщица, страдавшая запоем, так живо воспроизводила бабочек, что они казались трепещущими, и придумала такой способ вышивания белыми нитками, что шитье выходило с полутенями, как будто не одноцветное. В Мачерато один сумасшедший воспроизвел посредством палочек фасад больницы, а другой изобразил в скульптуре целую песенку, хотя и не особенно отчетливо; точно так же в Генуе один помешанный вырезал трубки из каменного угля».

Но наибольшую известность Чезаре Ломброзо принесла криминалистика. Он стал основоположником антропологической криминалистики, поставившей во главу угла не случайные условия среды, а фигуру человека. В 1876 году он написал книгу «Homo delinquent», в котором подробно описал свою концепцию «Человека преступного».

Краниограф

Wikimedia Commons

Находясь под влиянием идей позитивизма, призывавшего смотреть на мир через призму методов естествознания, он одним из первых привнес естествознание в область, куда раньше могли вторгаться лишь юристы. Согласно Ломброзо, человек может родиться с генами преступности, и никакая среда не способна на него влиять так же сильно. Свои наблюдения он подкреплял измерениями краниографа — прибора, измеряющего обхват черепа и размеры частей головы. Явно находившийся под влиянием признанных позднее псевдонаучными взглядов Галля, интересовался Ломброзо и спиритизмом, и телепатией (и даже утверждал, что смог передать мысли на расстоянии некоему французу Пикману, сообщая, какие действия свершить). Предметом его внимания также стали способности к ясновидению, которые он также пристально изучал, после чего пришел к выводу, что их источник не потусторонние силы, а сами медиумы.

Сильный перекос понимания причин преступности в сторону физиологии и анатомии увел итальянского ученого далеко от объективности, настолько, что на его взглядах основывали свои убеждения сторонники евгеники («улучшения человеческой породы») еще не один десяток лет. Однако такие выводы стимулировали криминалистику к развитию в направлении, более близком к естественным наукам, и показали, насколько многосторонним может быть понимание преступления и его трактовка. Эксцентричный ученый помог криминалистике встать на новый путь, принять в себя объективные методы. Его имя вошло в название антропологического направления в советской криминалистике — «ломброзиантсво».