Медицина

Нобелевские лауреаты: Конрад Лоренц

Опухоль, которая стала нобелевским лауреатом

Австрийский зоолог и зоопсихолог Конрад Лоренц

Willamette Biology/Flickr/The Nobel Foundation/Indicator.Ru

Как могут дружить бывший нацист и узник концлагеря, как ошибка гинеколога может стать великим ученым и к чему может привести детская любовь к книге про Нильса и диких гусей, рассказывает новый выпуск рубрики «Как получить Нобелевку».

Нобелевская премия по физиологии или медицине за 1973 год стоит особняком. Ее получили не врачи, не физиологи, не молекулярные биологи, а три человека, которые изучали поведение животных. О Карле Фрише мы уже писали, а сегодня и в следующий раз расскажем о друзьях, судьба которых порой была прямо противоположна: один был нацистом, попал в плен на Восточном фронте и прошел лагерь для военнопленных. Другой же, напротив, во вторую мировую был участником движения Сопротивления и прошел немецкий концлагерь. Что не помешало им после войны снова дружить и вместе получить Нобелевскую премию. О Николасе Тинбергене мы расскажем позже, а сегодня наш герой — австриец Конрад Лоренц.

Конрад Захариас Лоренц

Родился: 7 ноября 1903 года, Вена, Австро-Венгерская империя.

Умер: 27 февраля 1989 года, Вена, Австрия.

Лауреат Нобелевской премии по физиологии или медицине 1973 года (1/3 премии, совместно с Карлом Фришем и Николасом Тинбергеном). Формулировка Нобелевского комитета: «За открытия, связанные с созданием и установлением моделей индивидуального и группового поведения животных».

Конрад Лоренц родился в семье ортопеда Адольфа Лоренца, успешного и богатого, происходящего из скромной семьи трактирщика и шорника. Его отец всего достиг сам — благодаря голосу стал певцом в церковном хоре, сам поехал в Вену учиться медицине и сам добился успеха и положения в обществе. Еще студентом он встретил прекрасную Эмму Лехер, дочь редактора либеральной венской газеты, с которой вскоре обвенчался.

У Адольфа и Эммы Лоренц было два сына, Альберт Бом родился в 1885 году, он пошел по стопам своего отца и стал хирургом-ортопедом, а вот Конрад... На момент зачатия Эмме было уже 42 года. Гинеколог диагностировал ей доброкачественную опухоль матки, однако вскоре опухоль выросла и начала двигаться, в конце концов оказавшись младенцем Конрадом Захариасом!

Лоренц со старшим братом в 1904 году

Wikimedia Commons

Внук трактирщика рос в именном поместье, Лоренц-холле, и именно там у него развилась «чрезмерная любовь к живому», которая в итоге и привела Конрада к Нобелевской премии. Тому было две причины — прогулки в окрестностях поместья и книга Сельмы Лагерлеф «Путешествие Нильса с дикими гусями».

Он окончил начальную школу своей тети, а затем поступил в гимназию при Шотландском монастыре в Вене — к слову, там же учился Карл Фриш. Монах-бенедиктинец Филипп Хебердеи, страстный аквариумист, страсть к животным усугубил — однако отец настоял на том, чтобы младший сын тоже продолжил семейное дело. И отправил его в Америку, в Колумбийский университет, в котором Лоренц выдержал всего полгода, после чего вернулся в Вену и выучился в тамошнем медицинском университете. В 1928 году он получил статус практикующего врача, но все же решил изучать поведение животных, а не лечить людей. На это повлияла и стажировка у Джулиана Хаксли — внука Томаса Гексли и сводного брата Эндрю Хаксли, первооткрывателя структуры потенциала действия и будущего нобелевского лауреата, и писателя Олдоса Хаксли (а сам Джулиан потом станет создателем ЮНЕСКО и Всемирного фонда дикой природы).

Поначалу Лоренц интересовался бихевиоризмом и зачитывался работами Джона Уотсона, автора экспериментов с «маленьким Альбертом». Но потом решил, что он «не знает животных» — и начал свои исследования, выбрав любимых с детства гусей. Можно сказать, это был импринтинг — то самое явление, которое Лоренц описал в первых своих работах. Когда новорожденные утята видят первый крупный движущийся предмет в своей жизни, они «назначают» его мамой и начинают ему подражать.

Джон Бродес Уотсон

Wikimedia Commons

В 1936 году состоялась знаковая встреча Лоренца и Тинбергена. Ученые подружились, обнаружили очень большое сходство во взглядах и начали публиковать совместные работы. Уже в 1939 году вышла первая большая работа, в которой Лоренц опубликовал модель инстинкта.

Но к тому времени случилось и другое. В марте 1938 года состоялся аншлюс — присоединение Австрии к нацистской Германии. И после этого Лоренц сразу же вступил в НСДАП, при этом в заявлении сказав: «Я, как немецкий мыслитель и ученый, разумеется, всегда был национал-социалистом. [] В конечном итоге я могу сказать, что дело всей моей научной жизни, в которой на передний план ставились филогенетические, расовые и социально-психологические вопросы, было на службе национал-социалистической мысли». Позже мертвому уже Лоренцу это припомнят, лишив его звания почетного доктора Университета Зальцбурга, поскольку факт такого заявления Лоренц скрыл.

Более того, в 1940 году Лоренц пишет статью, оправдывающую нацистскую теорию: «[]Чрезвычайно высокий уровень воспроизводства у моральных слабоумных был установлен уже давно. [...] Этот феномен повсеместно приводит к тому, что включается социально неполноценный человеческий материал[...], который может проникнуть и окончательно уничтожить здоровый запас. Это отбор на прочность, героизм и социальную полезность[...], это должно быть достигнуто каким-то человеческим институтом, если человечество, за неимением селективных факторов, не будет разрушено вырождением, вызванным одомашниванием. Расовая идея как основа нашего государства уже многое сделала в этом отношении».

Фото Лоренца из лагерного дела

Wikimedia Commons

Потом был призыв на фронт, работа военным медиком и пленение советскими войсками, в 1944 году — лагерь для военнопленных. Где он отречется от своих убеждений и напишет фундаментальную книгу «Einfuhrung in die vergleichende Verhaltensforschung» — «Введение в сравнительное исследование поведения», показав себя настолько хорошо, что эту книгу ему дали перепечатать и забрать обратно в Австрию — под честное слово начальника лагеря. Говорят, этому поспособствовал академик Леон Орбели, узнавший, кто находится в армянском лагере для военнопленных.

Леон Апгарович Орбели

Wikimedia Commons

Вот какую характеристику выдали ему в лагере: «Военнопленный Лоренц характеризуется положительно, дисциплинирован, к труду относится добросовестно, политически развит, принимает активное участие в антифашистской работе и пользуется доверием и авторитетом среди военнопленных. Прочитанные им лекции и доклады заслушиваются военнопленными с охотой.

Военнопленный Лоренц побывал в разных государствах, как-то: США, Англии, Франции, Бельгии, Голландии, Италии, Греции, Чехословакии и др. Владеет большим кругозором в теоретических вопросах, а также в политике ориентируется правильно. Является агитатором лагерного отделения, проводит агитационно-массовую работу среди военнопленных немецкой и австрийской национальностей, владеет французским и английским языками. Компрометирующими материалами на Лоренца К. А. не располагаем».

Забавный факт: его записали не «Лоренц К. З.», а по-русски: «К. А.», то бишь «Конрад Адольфович».

Пройдя войну и плен, Лоренц отказался о своих воззрений: «Конечно, я надеялся, что что-то хорошее может прийти от наци. Люди лучше, чем я, более интеллигентные, верили этому, и среди них мой отец. Никто не предполагал, что они подразумевали убийство, когда говорили "селекция". Я никогда не верил в нацистскую идеологию, но подобно глупцу я думал, что я мог бы усовершенствовать их, привести к чему-то лучшему. Это была наивная ошибка».

Потом было многое — новые труды, научно-популярные книжки, которые издавались даже в СССР, собственный институт и очень долгая жизнь, признание и Нобелевская премия, дружба с прошедшим концлагерь Тинбергеном, который его не осуждал — это делали уже после смерти борцы за чистоту.

Единственное — когда его приглашали приехать в нашу страну, он грустно отвечал: знаете, я ведь уже был в Советском Союзе…