Медицина

Посмотри меня, посмотри

Телемедицина во взаимодействии «врач — пациент»: где кроются подводные камни?

Intel Free Press/Wikimedia Commons

О телемедицине «врач — пациент» говорят уже несколько лет, на нее выделяются большие средства. Какую помощь можно оказывать на расстоянии, насколько эффективной она может оказаться, отвечает представленное на конгрессе Российского общества рентгенологов и радиологов исследование российских медиков. К каким выводам они пришли — в материале Indicator.Ru.

Со времени первой кардиограммы, переданной по телефонной связи, прошло около ста лет. Сейчас телемедицина — весьма полезный помощник здравоохранения. В большинстве стран уже существуют системы правового регулирования отрасли, и Россия — не исключение. В рамках текущего законодательства в области лучевой диагностики уже возможны коммуникации «врач — врач» или «рентгенлаборант — врач», но пока только прорабатываются варианты «врач — пациент».

Что же сдерживает принятие окончательного решения, в чем проблема телемедицины во взаимодействиях подобного вида? Это дисбаланс, с одной стороны, технической готовности отрасли, а с другой — методологии, прежде всего с точки зрения качества и безопасности. Как решать первую проблему, более или менее ясно, а вот вторая сильно нуждается в подробной оценке.

На чем сейчас построен успешный бизнес в сфере взаимодействий «пациент — врач» в мире? На телемониторинге, динамическом наблюдении с повторными консультациями и выписке рецептов, из которых около 50% составляют рецепты на обезболивающие препараты и психостимуляторы. Тем не менее некоторые компании, в том числе российские, оказывают услуги и по первичным консультациям.

Чтобы проверить, насколько предложения существующих телемедицинских сервисов соответствуют критериям эффективности и безопасности, команда Центра диагностики и телемедицинских технологий Департамента здравоохранения Москвы провела исследование первичных консультаций с использованием телемедицинских технологий. Оно стало первым в России, отмечает представивший его на конгрессе РОРР руководитель исследования, заместитель директора по научной работе центра Антон Владзимирский.

Работу проводили при помощи двух «пациентов» (за основу были взяты реальные истории болезни), роль которых исполняли специально подготовленные актеры, а также разработанного чек-листа оценки качества беседы с пациентом. В течение восьми первичных телемедицинских аудио- или чат-консультаций врачи четырех сервисов должны были выйти на определенный диагностический путь, выработать конкретную концепцию и прийти к целевым рекомендациям.

В итоге три четверти консультантов не смогли составить нужную концепцию и сделать целевые назначения. Большая проблема состояла в том, что очень плохо собирался анамнез (описание симптомов пациентов), антропометрические данные же отсутствовали полностью. То есть врач даже слабо представлял, какого размера человек находился «по ту сторону». Результативность консультаций составила 25%, в одной четверти всех случаев врачи смогли выйти на целевую концепцию, сделать целевые назначения у них получилось в 50% случаев (один раз — после прямой подсказки), но самое страшное — лекарственные средства напрямую назначались в 62% случаев, что полностью противоречит существующему законодательству.

«Каноны пропедевтики не выполняются, что ведет к дефектам определения возможной диагностической концепции. Но на этом фоне более чем в половине случаев назначаются немедикаментозные средства. К сожалению, это беда, коллеги», — подытожил эксперт свой доклад на конгрессе.

По его словам, в оправдание специалисты жалуются на то, что были представлены очень сложные случаи (скрытый инфаркт миокарда и т. д.), с чем работать гораздо труднее, нежели с насморком или крапивницей. Тем не менее все международные телемедицинские сервисы, работающие по системе «врач — пациент», ориентируются по системам показаний и противопоказаний и берутся консультировать всего около 50 состояний, включая разные виды насморка. Пациента с болью в грудной клетке попросту не возьмут и отправят на личный визит к врачу.

Если сравнивать результаты проведенного исследования с подобными международными, то можно убедиться, что со стопроцентной эффективностью не работает никто — везде есть свои проблемы. Однако расхождения с назначением медикаментов слишком выражены, что говорит о глубоких методологических проблемах.

Если говорить о телерадиологии, то здесь тоже есть сложности. Они состоят в том, что на сегодняшний день обоснования для взаимодействия «пациент — врач» в этой сфере еще не опубликованы в научном поле. Большинство консультаций остаются однократными, а рандомизированных клинических испытаний до сих пор нет.

«Пациентоориентированность благодаря телерадиологии растет, но говорить о том, что сформировалось отдельное полноценное направление "пациент — врач", пока преждевременно. Стоит развивать эту схему с привлечением лечащих врачей, а не только врачей-рентгенологов, и проводить клинические исследования», — считает Владзимирский.

«Большинство телемедицинских практик, которые прижились успешно, — это телеЭКГ, а также телерадиология, то есть дистанционные описания исследований. Телерадиология в формате В2В в России уже довольно широко распространена, однако пока нет единых тарифов. В2С же пока нет, и у меня вообще есть большие сомнения в том, что этот формат будет развиваться», — отметил директор Центра диагностики и телемедицинских технологий Сергей Морозов.

Автор — Анна Хоружая

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Пресс-релизы о научных исследованиях, информацию о последних вышедших научных статьях и анонсы конференций, а также данные о выигранных грантах и премиях присылайте на адрес science@indicator.ru.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.