Медицина

В Москву! В Германию! В Израиль!

Фрагмент из книги «Правдивая медицина. Как выжить, если заболел»
В Москву! В Германию! В Израиль!

Издательство «Феникс»/Indicator.Ru

Чем платные клиники отличаются от государственных, а российские – от зарубежных, а также от какой болезни, куда и за сколько лучше поехать лечиться, рассказывается в главе из книги учредителя сети реабилитационных клиник «Междисциплинарный центр реабилитации» (МЦР) и «Междисциплинарный центр детской реабилитации» (МЦР-Дети), президента благотворительного фонда «Счастливый мир» Александры Славянской, вышедшей в издательстве «Феникс».

Русский человек верит в лечение за границей как в Господа Бога. А если разобраться… Скольких пациентов мы получили из частных клиник практически раздетых и не вылеченных? Сколькие приехали по рекомендации медицинских туроператоров совсем не туда, куда рассчитывали? Сколькие потратили время на сбор денег на лечение где-нибудь в Швейцарии и попали в действительно лучшие клиники, но уже тогда, когда не лечить, а только руками развести и извиниться? Сотни. Правда, справедливости ради стоит сказать и о тех сотнях (и тысячах), которых спасли в Израиле и Германии, в Америке и Индии. Которые у нас умерли бы со 100% вероятностью, уже и время было отмерено, а они – живут и счастливы! В числе таких людей и мои пациенты, и мои знакомые, и мои родственники. Вот вроде бы они – примеры отрицательные, но вот и другие примеры — положительные. Как разобраться? И как сделать это, когда время ограничено, денег нет, а сами вы в полном отчаянии? Давайте проведем познавательный экскурс в мир коммерческой медицины – российской и западной.

Как вы понимаете, коммерческая медицина подразумевает, что люди зарабатывают деньги. А как говорил Карл Маркс – «нет той подлости, которую не совершил бы капиталист за 300% прибыли». Оставим на совести бородача его негативное отношение к капиталистам, на мой взгляд – не всегда справедливое, но факт остается фактом – коммерческая клиника заинтересована в том, чтобы получить с вас как можно больше денег. Даже если эта клиника является некоммерческой организацией (как клиника Мэйо в США) или существует исключительно на пожертвования (как знаменитая клиника Адасса в Израиле) – ей интересно получить с вас максимум.

Немного о наших реалиях

То, что я сказала выше, касается и российских, и западных клиник, однако границы в получении максимума у нас и на «загнивающем Западе» разные. Западная коммерческая клиника, особенно клиника крупная – солидная организация, имеющая попечительский совет, обучающую базу, научные разработки. Огромное количество клиник, которые мы воспринимаем как частные, – на самом деле клиники университетов, по сути – полугосударственные. Они дорожат своей репутацией в научном мире и отчитываются перед грантодателями либо университетским начальством. Многие из них существуют несколько сотен лет, и «лицо» клиники для всех сотрудников намного дороже денег. В российской действительности репутация достаточно часто имеет значение настолько, насколько она влияет на коммерческий результат. То есть увеличивать набор предлагаемых услуг, нужных и ненужных, можно до тех пор, пока пациент не вытаращит глаза и не начнет жаловаться.

Помню, когда я набирала персонал для своей коммерческой клиники (а была я человеком крайне неопытным, судьба меня до этого сводила исключительно с порядочными людьми, в общем, степень моей наивности для медицинского менеджера была выше среднего), я впала в совершенную депрессию от количества врачей, приходивших наниматься на работу и задававших первый вопрос – сколько денег я должен получить с каждого пациента? И каков мой процент? Давайте, говорю я, поговорим, как будем лечить! «Это потом, – отвечают мне снисходительно, — сначала про объем прибыли и про мою долю». Через пару месяцев такой работы впала я в совершенное отчаяние, если честно. Десятилетия вульгарного зарабатывания денег наложили неизгладимый отпечаток, к сожалению, на многих и многих. В итоге я отринула регалии и прошлые заслуги и сосредоточилась на поиске врачей с правильной мотивацией.

Стоит сказать и о другой стороне вопроса. Да, коммерческие клиники заинтересованы в максимальной выручке, и, наверное, с общечеловеческой точки зрения, это плохо. Но многие и многие коммерческие клиники реализуют в России самые эффективные западные технологии, самые передовые подходы – и это замечательно. Прежде всего, это касается, конечно, крупных центров, имеющих возможность вложиться в хорошее оборудование для диагностики, для высокотехнологичных методов лечения, привлечь хороших специалистов с западным образованием. И достойно платить им для того, чтобы они это образование продолжали и расширяли. Идеально, если в коммерческой российской клинике сочетается наша качественная профессура и молодые доктора, получившие опыт за границей. Еще лучше – если она сотрудничает с кафедрами, сама имеет образовательную лицензию, обучает медиков, привозя хороших уважаемых специалистов. Такие клиники есть, они дороги, но чертовски хороши. Многие из них сейчас сотрудничают с государством и могут брать пациентов по квотам ВМП – за деньги правительства.

В общем, если бы соединить нос одного с губами другого… Высокие технологии с этикой и трепетным отношением к пациенту! Движение к этому есть, давно существующие клиники с репутацией стараются находить баланс между коммерцией и медициной. Но таковы не все. На входе в частную клинику в России стоит спросить: лицензию (вы будете смеяться, но не все клиники и не на все услуги лицензированы, особенно это касается области реабилитации, физиотерапии, массажа и т.д.), сертификаты специалистов, которые будут с вами работать (они, по-хорошему, должны висеть в кабинете), работает ли клиника по государственным стандартам оказания помощи, по стандартам доказательной медицины, по каким еще стандартам работают, и кому жаловаться в случае чего.

Кстати, еще раз про стандарты оказания помощи. Как вы помните, есть стандарт – тот оптимальный минимум, который должен быть предоставлен пациенту без излишеств (и без «разводки». Кроме стандарта могут быть дополнительные исследования, могут быть исследования, которые рекомендованы на всякий случай – и это все будет законно. Право пациента — согласиться на дополнительные обследования или манипуляции или отказаться от них.

И тут я слышу печальный голос своей недавней пациентки: «Да, я знаю эти клиники, я в них ходила… Они очень хорошие и берутся меня лечить, но у них такой конский ценник! Десятки тысяч евро, у меня и денег таких нет! В Европе дешевле, ну или также. Что мне делать, если на все на это денег нет? А государственная медицина мне отказывает? Умирать?». И мы начинаем искать выход.

Выходов два. Первый – получить лечение по ОМС, если это возможно, эффективно и приемлемо для пациента. К сожалению, многие наши пациенты, приехавшие из регионов, напуганные и отчаявшиеся, хотят лечиться только частным образом. Здраво рассуждая, что так хотя бы стресса получат меньше. А денег у них особо нет. Что делать в таких случаях? И здесь я говорю волшебное слово – идите к Михаилу, Александру, Ольге или другому толковому врачу-координатору. Это мой собственный термин. Официально его нет, но по факту эти люди выполняют именно координационные функции. И это очень, очень хорошие люди.

Доктор-координатор – врач, имеющий хороший опыт работы в государственной медицине в рамках крупных центров, накопивший там связи и в какой-то момент ушедший в частную медицину. Он может работать одновременно в государственной и частной клинике, может уйти только в частную, но параллельно он ведет свою собственную практику, используя и свои знания, и свои связи. Задача таких врачей – честно выполнить свою часть работы, в которой они профессионально подкованы, а кроме этого – сориентировать пациента касательно смежных областей и специалистов. Кто-то из этих людей работает платно, кто-то помогает бескорыстно, но даже в рамках платной помощи я бы не отвергала такую возможность.

Про западную медицину

За час до того, как я начала писать эту главу, мне позвонила рыдающая пациентка. Ее не госпитализировали в московскую клинику из-за отсутствия в справке номера вакцины, которой ее прививали от кори 20 лет назад. На момент звонка эту женщину должны были оперировать в 32 раз, у нее не было мочевого пузыря, она принимала наркотические обезболивающие. Пока были деньги, она лечилась в Израиле. «Мне жаль, что я не могу поехать лечиться в Израиль снова, – в слезах говорила она. — Я им очень благодарна, очень! Мне быстро поставили диагноз, меня быстро прооперировали, я в больнице была как дома. Да, деньги нужны. Но в России тоже нужны деньги, плюс ты постоянно на нервах, постоянно в отчаянии. Ты не живешь — ты пытаешься выжить».

Ее слова подтверждает моя подруга, профессор-онколог, когда я спрашиваю ее, насколько результаты излечения от рака в России отличаются от тех же результатов в Европе. «Если брать сопоставимые стадии, то у нас сейчас тоже неплохо лечат. Но психологические, душевные страдания пациента, его силы, затраченные на выздоровление, совершенно несопоставимы», – говорит она.

Многие мои пациенты, даже те, которых не вылечили, вспоминают свое пребывание в западных (и восточных) клиниках с благодарностью и теплом. Ксюша, которую в 12 лет парализовало ниже пояса вследствие генетического заболевания, вернувшись из реабилитационной клиники в Греции, говорит, что снова хочет поехать туда. «Зайчик, — мягко говорю я, — но ведь не помогли же они тебе... Только обследовали, а мы и в России сказали то же самое без них...» «Я понимаю, — говорит Ксюша и гладит меня по руке, — я знаю, что меня не вылечить. Но я там нашла друзей, я спортом занималась, в марафонах участвовала, я там себя человеком чувствовала. Солнце, море, дороги, по которым проезжает моя коляска, Боже, как я хочу назад!..»

Но давайте посмотрим с практической точки зрения на то, чем могут быть полезны западные клиники и когда.

Первое, о чем я хочу сказать: западная клиника западной клинике рознь, в том числе и потому, что находятся они в разных странах. У многих стран есть своя, если так можно выразиться, «медицинская специализация». Если смотреть с практической точки зрения, то в России прекрасная кардиохирургия и сосудистая хирургия, отличные нейрохирурги, эндопротезирование тазобедренных и коленных суставов, да и вообще все, что связано со словом «резать», у нас поставлено очень и очень хорошо. И если мы говорим о среднестатистическом человеке, который будет лечиться в Германии на заемные или последние деньги, то в этом случае ему лучше никуда не ездить. Сердце тоже отлично «отремонтируют» в России. А вот если нужна трансплантация органов, сложные схемы химиотерапии, иммунотерапия, таргетная терапия, лечение онкологии на фоне сопутствующих заболеваний, лечение генетических заболеваний — в России, по-хорошему, делать нечего. Частично то же касается и реабилитации. Если у вас нет возможности попасть в лучшие российские центры (а их штук шесть в общей сложности), если вам нужна полноценная реабилитация после сложного заболевания или травмы — езжайте на Запад. Туда же я вас отправлю, если «ничего не понятно», и врачи не могут поставить диагноз.

Традиционно лучшими с точки зрения медицины считаются Соединенные Штаты, Германия, Израиль. Немного вклинивается Англия, где лечат неплохо, но цены не выдерживают никакой критики. Я соглашусь с этим рейтингом, за исключением некоторых моментов.

Соединенные Штаты. Невероятные нейрохирургия и онкология. Лечение самых тяжелых и запущенных форм рака. Реабилитация и лечение после черепно-мозговых травм и инсультов, которые напоминают воскрешение Лазаря. Все, что с приставкой нейро- или онко- — вне конкуренции. При этом нужно понимать, что Штаты все-таки крайний вариант в силу исключительно высоких цен на медуслуги. Ехать туда нужно в случае, когда либо когда диагноз диктует: «только туда», и другого выхода нет, либо у вас есть возможность получать бесплатную помощь в рамках клинических исследований в крупных университетах и госпиталях. (Разумеется, мы не говорим о тех, кто имеет вид на жительство и местную медицинскую страховку, мы об обычных гражданах, которые если и были в США, то на экскурсии к Ниагаре).

Германия. Медицина со старинными научными и профессиональными традициями. Крупные и качественные университетские клиники. Отличное лечение практически всех заболеваний. Но есть и ложка дегтя. Приезжая в клинику, вы можете заказать себе VIP-услуги, и у вас будет отличный сервис. Лечить же вас будут по тому самому стандарту, по которому лечат и обычного немца. Пять лет назад в Германии началась реформа здравоохранения, в процессе которой были изменены и сами стандарты, и требования к медицинскому персоналу (на деле они существенно снизились). В последние годы мы получаем огромное количество жалоб на изменившееся качество лечения. Поэтому я бы рекомендовала ехать в Германию при условии, что вы знаете своего врача и уверены в нем, либо у вас есть проверенный «проводник» — посредник, родственник, кто-то, кто будет вас сопровождать. И если вы не олигарх, то заказывать VIP-услуги, конечно, не имеет никакого смысла.

Англия. Хорошая современная медицина по крайне завышенной цене. Очень многое зависит от того человека, с которым вы работаете в клинике. И от самой клиники и ее этики. К сожалению, с какого-то момента поток пациентов из России сильно увеличился, и к нам начали относиться как к кошельку. Ни в коем случае не желая испортить репутацию всех английских клиник, я должна с сожалением констатировать, что те, с которыми мы работали, оставили у нас печальные воспоминания.

Израиль. Собьюсь, пожалуй, с телеграфного стиля. Израиль, старый добрый Израиль с его отличными врачами, радушными людьми, русскоязычной средой и безвизовым режимом. Я обожаю эту страну и делала свои клиники совместно со специалистами оттуда. С лучшими специалистами! И ни разу не пожалела об этом. Израильская медицина достойна уважения и всяческих похвал. Она высокотехнологична, человечна, жестко заточена под этические стандарты и осваивает самые последние научные достижения. Бич сынов Израилевых — посредники. Израильтяне умеют торговать и любят заработать. Вокруг каждой клиники суетится рой посредников, перепродающих ее услуги, а также посредников, продающих услуги посредников, и посредников, продающих услуги посредников, которые продают услуги посредников, продающих услуги клиники. Я вам уже надоела? Уже голова кругом? Да-да, именно такое ощущение и возникает, если вы решили полечиться в Израиле и отправили заявку в пару-тройку компаний. «Оставьте меня! — истерически кричит моя пациентка с остеомиелитом. — Я вообще не хочу лечиться! Пусть я умру! Я хочу покоя! Кто все эти люди, я запуталась в именах, почему мне звонят посреди ночи?!». Чтобы избежать этого, работать нужно только с международным отделом конкретных клиник, четко договариваясь о взаимодействии и времени звонков. Еще лучше — собрав рекомендации, работать только с одной выбранной клиникой, не подавая заявки в другие.

Где еще хорошо в Европе?

Испания. Онкологические госпитали в Барселоне и Валенсии, там же хирургия. Хирургия, особенно малоинвазивные операции в Аликанте. Пластическая и восстановительная хирургия в Барселоне (если вы помните, именно там была проведена уникальная операция травмированной женщине по полной пересадке лица).

Швейцария. Ну, собственно, в Швейцарии хорошо все без исключения — и клиники, и озера, и сами швейцарцы, но я бы обратила внимание на неврологию и нейрохирургию. А также на офтальмохирургию и лечение онкологии глаза — результаты невероятные.

Центр протонной терапии Петербургского Медицинского института имени Берзина Сергея (МИБС)

Центр протонной терапии Петербургского Медицинского института имени Берзина Сергея (МИБС)

Чехия. Протонная терапия при онкологии. (Кстати, отличный платный центр протонной терапии есть и в Питере, цены сопоставимые).

Бельгия. Трансплантация печени. Знаменитая клиника Сен-Люк.

Кроме этого, есть уникальные специалисты по отдельным направлениям в совершенно неожиданных странах — например, одной из наших пациенток сделали уникальную операцию по укреплению позвоночника пластинами из титана в Финляндии.

Какие новые игроки появились на рынке?

Индия. Несколько крупных сетей английских госпиталей делают уникальные операции по трансплантации органов. Разумеется, самую большую славу Индии снискали пересадки сердца, легких, комплекса сердце-легкие, выполняемые доктором Балакришнаном, но и в лечении более привычных нам болезней индусы вырвались вперед. Жизнь в Индии своеобразная и примириться со многими вещами в ней сложно — но вы можете получить медицинскую помощь самого высокого качества за деньги в четыре раза меньшие, чем в Европе. И еще одна вещь, ужасная, циничная, но важная для трансплантации — в Индии много людей и довольно легкое отношение к своему телу. Индусы не цепляются за свои органы после смерти, и, в отличие от России, где большинство пациентов умирает, не дождавшись трансплантации, там донорских органов бывает избыток и сделать операцию можно в кратчайшие сроки.

Сингапур, Таиланд, Корея. Прекрасная восстановительная хирургия, пластическая хирургия. В Сингапуре — высокотехнологичные операции плюс химиотерапия. Долгие годы превращения мужчин в женщин самым лучшим образом сказались на местной plastic surgery — high-класс, впечатляет невероятно.

Что стоит помнить, лечась на Западе?

Клиники есть клиники, а люди есть люди. Чем меньше посредников — тем дешевле услуги. Разница может достигать 50%. Не покупайтесь на русскоязычность — найдете себе переводчика на месте, дешевле обойдется.

Обязательно требуйте счета и проверяйте их — нам удавалось снизить стоимость с 11 тысяч евро до 2500 просто потому, что мы требовали расшифровать процедуры и указать, когда они были проведены.

Храните все документы, имейте их на нескольких носителях – бумажных, электронных плюс идеально хранить где-то в облаке. Помните – восстановить эти бумажки будет крайне сложно. Всегда оставляйте у себя копии документов, когда передаете выписные эпикризы и результаты исследований российским врачам.

Чего точно не нужно делать, если вы решили лечиться на Западе?

Терять время. Если прогноз вашего заболевания зависит от скорости оказания помощи, а вы понимаете, что денег у вас нет и собирать вы их будете полгода — лечитесь в России. Желание подождать и получить все самое лучшее может стоить вам жизни.

Приезжать на последние деньги. Если речь идет не о простейшей операции (а даже если и о ней), лучше иметь денег с коэффициентом 1,5. Вы не знаете, сколько времени вам придется в реальности провести в больнице. Вы не знаете, какие будут осложнения. Вы не знаете, как пойдет лечение. Нет ничего хуже, чем приехать в чужую страну, высчитав все до копейки, а потом в панике метаться, не зная, как выбраться из ситуации.

Верить в западных врачей, как в бога. Нет, они просто врачи: есть гениальные, есть заурядные, но врачи. И они люди. Они могут не знать, они могут ошибаться — и это не потому, что они плохие или мошенники. А потому, что, как и все мы, принадлежат к роду человеческому.

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.