Сельское хозяйство

«Наука для того и создана, чтобы пробовать новое»

О сельском хозяйстве, супергероях в лаборатории и о том, что посоветовать ребенку

Merelize/Stockvault

Ведущий научный сотрудник Северо-Кавказского федерального научного аграрного центра в Ставрополе Татьяна Мамонтова рассказала в интервью для проекта Indicator.Ru и Координационного совета по делам молодежи в научной и образовательной сферах Совета при Президенте Российской Федерации по науке и образованию «Я в науке» о том, как создаются новые породы сельскохозяйственных животных, и о науке в регионах.

— Татьяна, расскажите о вашем научном направлении.

— Я занимаюсь биотехнологиями воспроизводства сельскохозяйственных животных — трансплантацией эмбрионов, гибридизацией животных.

— Какие практические задачи помогает решить ваша работа?

— Например, у нас существует генофондный банк, в котором хранится генетический материал пород, которых уже нет в природе. И его, в принципе, в дальнейшем можно использовать при селекции. И мы пополняем этот банк: берем биоматериал у самцов, замораживаем его в жидком азоте при температуре –196 °C.

Гибридизация, которой мы также занимаемся, — это скрещивание разных видов, которое в природе невозможно. Но при помощи науки таким путем можно получить совершенно новые, уникальные породы сельскохозяйственных животных. Если скрещивать дикое животное с близким по роду домашним, можно усилить какие-то качества, например выносливость. Если скрестить дикого кавказского тура с домашней козой, получаются прекрасные гибриды с уникальными продуктивными показателями.

И трансплантация эмбрионов тоже необходима, чтобы вывести животных с улучшенными продуктивными качествами, увеличить их продуктивный возраст.

— А есть ли уже примеры реализации ваших разработок в сельском хозяйстве?

— Да, сейчас есть инвестор, который готов вложить почти 2 млрд рублей в наш проект для развития мясного овцеводства. Этот проект направлен на реализацию продукции овцеводства, увеличение производства мяса для обеспечения им нашего региона и для экспорта.

— Есть ли у вас какая-то научная цель или, может быть, мечта?

— Не уверена, что это можно назвать целью, скорее, мечта — хотелось бы, чтобы молодые люди более активно шли в науку. Как сказал один известный поэт: «Искусство — это „я‟, наука — это „мы‟». Чем больше будет в науке увлеченных, заинтересованных людей, тем больше открытий ждет нашу страну.

— А чего вы лично хотели бы достичь в науке?

— Я хотела бы стать автором новой породы. И это уже не мечта, а цель — мы уже четыре года работаем над новой породой козы, и я надеюсь, что в ближайшие два года закончим. Коза — уникальное животное само по себе. Ее молоко гипоаллергенно, то есть его можно использовать в детском питании, а еще она очень избирательна в еде, выбирает на высокогорьях полезные растения, и этим обусловлены ценные качества ее молока и мяса. Новая порода будет отличаться хорошей выносливостью, хорошей акклиматизационной способностью, высокой молочной и мясной продуктивностью.

— Расскажите, есть ли в российском животноводстве такие направления, которые стоило бы развивать, учитывая климат и ресурсы страны, но пока они не развиты?

— Вы знаете, Россия уникальная страна — огромная территория, разный климат. И в принципе, у нас развивают все, что только можно. Просто все разбито по климатическим регионам, но на самом деле разводят всех — от страусов до оленей, не говоря уж о сельскохозяйственных животных, которые у нас все представлены разными видами и породами.

— А какие проблемы, требующие решения в вашей отрасли, могли бы привлечь молодежь?

— В нашей отрасли, как и во многих сейчас, первое место выделяется генетике. Это новая ступень в решении самых разных вопросов и задач. И если молодые люди понимают этот предмет или хотят в нем разобраться, то в сельском хозяйстве они смогут добиться очень больших и интересных результатов.

— Чем в целом сельское хозяйство может быть интересно для молодежи?

— Сельское хозяйство — это то, что нас окружает, что мы едим, то, во что мы одеваемся. Все это создается благодаря сельскому хозяйству. И кроме того, Россия сейчас уже практически входит в страны-лидеры по экспорту сельскохозяйственной продукции: и мяса птицы, и говядины, развивается производство баранины. В сельском хозяйстве мы делаем свое будущее. Если смотреть с такой стороны, то и интерес появится.

— В большинстве областей у нас есть два основных центра притяжения — Москва и Питер. Какие есть плюсы в том, чтобы остаться в регионе и работать в науке? Как развито ваше направление у вас в регионе?

— Достаточно хорошо, уж точно нельзя сказать, что в региональной науке у нас все плохо. Нехватка молодых кадров в науке на самом деле есть везде, и в Москве, и в Питере. Какие плюсы… Конечно, никто из мегаполиса не приедет в регион развивать там науку. Это сложно, отличаются и условия, и зарплаты. Но ведь и прожиточный минимум у нас совсем другой. Так что нужно родиться в этом регионе, знать его, чтобы потом заниматься здесь наукой. Поэтому, наверное, где родился, там и пригодился. А что касается тех, кто уезжает в большие города учиться, без государственной поддержки вернуть их назад сложно. А ее, по крайней мере в нашем регионе, нет. Если кто-то возвращается, то только по зову сердца.

— Кстати о государственной поддержке. Кто и как поддерживает ваши исследования, какие пути финансирования существуют в вашем направлении?

— Мне кажется, для получения дополнительного финансирования аграрная наука — самая лучшая. Наши исследования нужны реальным товаропроизводителям, а в нашем аграрном регионе сельхозтоваропроизводителей очень много. И если это действительно стоящие исследования, то ими пользуются, и, естественно, их внедрение создает дополнительный доход ученого помимо зарплаты.

— А насколько развито сотрудничество в вашей сфере, часто ли вы бываете на международных или российских научных конференциях?

— Да, конечно, мы встречаемся с учеными из разных городов и стран. Но пока так складывается, может быть, из-за того, что наш институт находится в отдаленном от центра регионе, больше мы сотрудничаем со странами бывшего СССР. Это Казахстан, Киргизия, Узбекистан. Их ученые очень интересуются нашими разработками, мы делимся с ними опытом, они приезжают к нам на стажировки.

— Как вы себе представляете идеальное будущее вашей научной сферы?

— Если все будет идеально в нашем мире в сельском хозяйстве, тогда нам не к чему будет стремиться! Поводы для работы, для дальнейших исследований нам дает именно дисбаланс.

А если немного помечтать, то мне хотелось бы, чтобы у ученых была форма как у военных. Мы же тоже ранжируемся по званиям — младший научный сотрудник, ведущий и так далее. Было бы прекрасно, если бы все ученые были в красивой форме с отличительными знаками, чтобы было понятно, кто это идет перед тобой — главный научный сотрудник или лаборант.

— Расскажите, какие открытия российских ученых вас в последнее время порадовали — в вашей отрасли или в других.

— У нас в животноводческой отрасли любая вновь созданная порода — это своего рода открытие. И в прошлом году был создан российский мясной меринос. Впервые овца сочетает в себе и мясные качества, и тонкую мериносовую шерсть. Обычно мы овцу разводим либо чтобы получать тонкую шерсть, либо для того, чтобы она давала как можно больше мяса. А эта порода уникальная, и уже в этом году за ее генным материалом выстроилась очередь.

— Какие советы вы бы дали школьникам, которые только выбирают будущую профессию? Как решить, стоит идти в науку или нет?

— Мне кажется, прежде чем объяснять школьнику, стоит ему идти в науку или нет, ему нужно показать, что такое наука. На самом деле у нас плохо развито обеспечение информацией школьников, они слабо представляют, кто такие ученые, чем они занимаются. Только в последние несколько лет мы стараемся, в том числе в проекте «Я в науке», рассказывать о том, что наука — это интересно и здорово, что за ней большое будущее. Нужно еще более активно объяснять, и, я думаю, тогда проблем с выбором у ребят не будет.

— Посоветовали ли бы вы своему ребенку избрать научную карьеру?

— Своему ребенку я советую это регулярно и буду очень рада, если он выберет эту деятельность.

— А что посоветуете студентам, которые хотели бы добиться успеха в науке?

— Первое — не бояться своих идей. Приснилось вам сегодня что-то, пусть вы считаете это абсурдом, не бойтесь — рассказывайте, пробуйте, читайте. Наука для того и создана, чтобы пробовать новое. Не всегда итог должен быть положительным, отрицательный результат — это тоже результат. Наука на этом и основана. И еще — больше читать, больше путешествовать, больше общаться, обмениваться идеями. И этого будет достаточно, чтобы все получилось.

— Если бы вы могли из сегодняшнего дня отправить себе письмо на 5–10 лет назад, что бы вы написали в нем?

— Я бы написала себе в прошлое, что стою на верном пути и действую правильно, нужно продолжать в том же духе, все получится.

— Какого художественного персонажа вы бы хотели видеть сотрудником своей лаборатории?

— Я была бы рада видеть в своей лаборатории супергероев из «Мстителей». У них безграничный ум вкупе с суперспособностями — наши исследования продвигались бы гораздо быстрее.

— У вас есть любимая книга?

— Да, еще со школьной скамьи. Это роман Булгакова «Мастер и Маргарита».

— Какие иностранные языки вы уже знаете и какой хотели бы выучить?

— Я владею английским, это, конечно, сейчас необходимый язык для ученого. Если рассуждать о том, какой бы еще выучить, то из практических соображений это был бы китайский.

— Есть ли у вас увлечения, в которых вы черпаете силы для работы?

— Да, я занимаюсь бодибилдингом. Но только для себя, на публику стараюсь это не выставлять и не стремлюсь к профессиональным достижениям в этой сфере. Это мое личное тихое хобби.

— Продолжите фразу: «Я в науке, потому что…»

— Я в науке, потому что это любовь с первого взгляда.

Материал подготовлен при поддержке Фонда президентских грантов

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.