Биология

Нобелевские лауреаты: Джордж Эмиль Паладе

Американский специалист по клеточной биологии Джордж Эмиль Паладе

Cornelia Emilia Zorca/The Nobel Foundation/PxHere/Indicator.Ru

Как пройти вторую мировую войну в армии, но в университете, решить свою судьбу, просто подойдя поговорить к великому ученому, и открыть машину для строительства белков, рассказывает наш очередной выпуск рубрики «Как получить Нобелевку».

Джордж Эмиль Паладе

Родился: 19 ноября 1912 года, Яссы, Королевство Румыния.

Умер: 8 октября 2008 года, Дель Мар, Калифорния, США.

Нобелевская премия по физиологии или медицине 1974 года (1/3 премии, совместно с Альбером Клодом и Кристианом де Дювом). Формулировка Нобелевского комитета: «За открытия, касающиеся структурной и функциональной организации клетки (for their discoveries concerning the structural and functional organization of the cell)».

Наш герой родился на земле, которая постоянно меняла «хозяев» и форму правления. Яссы были и местом российского консульства в Молдавии, Валахии и Бессарабии, и вассалом России, и независимым государством… Но в тот момент Яссы были одним из крупнейших городов Королевства Румыния, государства, существовавшего с 1881 по 1947 год. В нем располагался Ясский университет, где преподавал профессор философии Эмиль Паладе. Именно он и его жена Констанция Кантемир стали родителями нашего героя.

Однако Георге (так его звали в Румынии) учился уже не в Ясском, а в столичном университете, в Бухаресте, в медицинской школе. Степень он получил в 1940 году, став ассистентом по внутренним болезням в своей альма-матер. Однако в это время уже началась вторая мировая война, и пришлось служить в армии. Правда, Паладе сумел получить такое место, которое не требовало идти воевать и давало возможность работать в университете.

Когда война закончилась, бывшие коллеги Паладе сумели помочь ему уехать продолжать заниматься наукой в США. Он получил место ассистента-исследователя в лаборатории биологии Университета Нью-Йорка и однажды попал на семинар к Альберу Клоду, пионеру двух методов в клеточной биологии — центрифугирования и применения электронного микроскопа для исследования клетки.

К слову об электронной микроскопии. Изобретатель электронного микроскопа Эрнст Руска станет одним из самых долгождущих претендентов на Нобелевскую премию: собрав первый микроскоп в 1931-м, Руска получит свою награду только в 1986 году, 55 лет спустя. Но о нем в свой срок — как и о Клоде, о котором мы расскажем в среду, ведь именно он станет третьим нобелиатом 1974 года по физиологии или медицине.

Эрнст Руска

Wikimedia Commons

Но вернемся к тому семинару. В те времена в науке было чуть проще — Джордж (после победы коммунистов в Румынии Паладе решил навсегда остаться в США) просто подошел и поговорил. И Клод пригласил Паладе к себе.

Их сотрудничество длилось недолго: в 1949 году Клод ушел из Рокфеллеровского института и Паладе стал исследовать клетку сам. В этом его поддержал директор института, к тому времени уже нобелевский лауреат Герберт Гассер.

Паладе при помощи методов Клода сделал много открытий — как в устройстве клетки, так и в ее функционировании. Он сумел получить детальные структуры митохондрий и аппарата Гольджи и открыть важнейший элемент биологии клетки — рибосому. Машину, которая делает белки. В 2009 году за изучение структуры этой машины, открытой Паладе, Венкатраман Рамакришнан, Ада Йонат и Томас Стейнц получат Нобелевскую премию по химии. Но о них тоже в свой черед, а Паладе еще успел при помощи меченых аминокислот установить последовательность этапов синтеза и транспорта белков в клетках поджелудочной железы.

В 1974 году он, его учитель Альбер Клод и еще один исследователь, открывший и назвавший множество органелл, Кристиан де Дюв, получили Нобелевскую премию по физиологии или медицине.

Банкетная речь Паладе была длинной и яркой, можно даже сказать — пылкой. Мы решили перевести ее финал, поскольку он очень хорошо отражает то великое время открытий огромного мира внутри клетки:

«Мы никогда по-настоящему не касаемся и не видим этих чудесных крошечных устройств, которые поддерживают жизнь каждой клетки и каждого существа, поскольку они находятся далеко за пределами того, что наши чувства могут воспринимать без посторонней помощи. Но для нас они живы в нашем сознании, близки к сердцу, очень близки к “реальному миру”, точно так же, как галактики с их нейтронными звездами и пульсарами находятся на другом конце спектра измерений материи для наших коллег, радиоастрономов.

Для ученого это уникальное переживание — застать период, когда его поле деятельности расцветает, быть свидетелем тех редких моментов, когда рассвет понимания наконец нисходит на то, что еще совсем недавно казалось смятением, слушать звук рушащейся тьмы.

Клод, де Дюв и я пережили такой период и уже наслаждались наградами, которые являются частью подобного редкого опыта. Теперь, когда мы удостоены высшей из всех научных премий, мы чувствуем, что это новое отличие признает за нами, за нашими личными достижениями, возрождение нашей области знаний и перспективы, которые оно открыло для медицины завтрашнего дня. Мы принимаем его с глубочайшей благодарностью

  • поворотам судьбы, которые мы не контролируем и которые сделали наши достижения возможными,
  • выдающимся организациям, которые оказывают поддержку нашей работе,
  • многим нашим преданным, опытным и менее признанным коллегам, без которых наши успехи были менее впечатляющими,
  • и, наконец, благородным организациям вашего Шведского королевства, которые взлелеяли мечту Альфреда Нобеля и сделали из него замечательный способ, чтобы утвердить, что лучшие человеческие умы принадлежат всему человечеству, над нациями и любыми границами».