Нобелевские лауреаты: Ричард Синг

От маминых георгин до Нобелевской премии

Английский биохимик Ричард Миллингтон

The Nobel Foundation/Wikimedia Commons/Indicator.Ru

Как присланные матерью цветы помогли получить высшую химическую награду и как работа с пептидами принесла еще одну Нобелевскую премию другому ученому, расскажет очередной выпуск рубрики «Как получить Нобелевку».

Ричард Лоренс Миллингтон Синг

Родился 28 октября 1914 года, Ливерпуль, Великобритания

Умер 18 августа 1994 года, Норидж, Великобритания

Нобелевская премия по химии 1952 года (совместно с Арчером Мартином). Формулировка Нобелевского комитета: «За открытие метода распределительной хроматографии» (for their invention of partition chromatography).

Если соавтор Синга, Арчер Мартин, рос в многодетной семье, то наш герой был единственным сыном Кэтрин Шарлотты (Суонн) и Лоренса Миллингтона Синга, биржевого маклера. Зато семья его была знаменитой. И «Миллингтон», и «Синг» — сменявшие друг друга фамилии семейства, известного в графстве Салоп еще в XVI веке. По семейной легенде, один из членов этого семейства, Томас Миллингтон, как-то так красиво спел перед Его Величеством Генрихом VIII (тем самым, что любил казнить жен и разорвал с католичеством), что монарх высочайше повелел сменить фамилию на Синг (Synge). Спорить с Генрихом себе дороже, так и повелось. С другой стороны, хорошо, что не на «Синг-сонг», а ведь мог бы.

Генрих VIII

Ганс Гольбейн Младший

За века накопилось достаточное количество вариаций написания этой фамилии, пока в середине XIX века все представители английской ветви Сингов не сошлись на Sing. Именно эту фамилию получил наш герой при рождении, но шестью годами позже пришлось менять: дядя и папа Дика (именно так именуют Ричарда Лоренса Миллингтона Синга даже в официальной биографии) решили вспомнить времена Генриха, Великого и Ужасного, сменить фамилию обратно на Synge и активнее заняться политикой. Кстати, в итоге кое-чего добились: папа уже нобелевского лауреата в 1954 году все-таки стал шерифом Чешира.

Но мы отвлеклись. Итак, Дик Синг (Sing/Synge) родился и в положенный срок пошел в школу в Веллингтоне. Нет, не в Новой Зеландии, а в родном графстве Салоп. В школе, кстати, он был блестящим учеником, но не в области химии, а в области классических языков: латыни и древнегреческого. Его страсть к ним оказалась настолько велика, что он даже получил особую награду уже в Тринити-колледже, в Кембридже.

Улица в Веллингтоне

Wikimedia Commons

Другими чертами, которые Синг, похоже, унаследовал от своей матери, были ее скрупулезность и живой интерес к садоводству. Хотя он так и не стал практикующим садовником до самого склона лет, Синг всегда очень интересовался растениями; несомненно, это у него было от мамы. Связь с матерью продолжалась даже на заре хроматографии, когда она смогла оказать практическую помощь, отправив ему урожай георгин сорта Coltness Gem из собственного сада, один из пигментов которого мог бы быть полезен в качестве индикатора pH.

В принципе, он мог поступить в Тринити и заниматься классикой, если бы не газета и популяризация науки. Как Синг сам потом рассказывал в Нобелевской лекции, перед самым поступлением он прочитал в газете Президентское обращение главы Королевского общества, сэра Фредерика Гоуленда Хопкинса, за 1933 год.

«Оно внушило мне, что живое должно быть удивительно точной и сложной рабочей системой на молекулярном уровне и что лучшие шансы понять, как эти вещи собраны и работают вместе есть у биохимиков», — говорил наш герой собравшимся в ратуше Стокгольма о начале своего научного пути. Так он захотел работать в лаборатории Хопкинса — и смог реализовать это желание через Кембридж.

После окончания Тринити-колледжа Синг занялся практической работой. Он проводил исследование гликопротеидов, в ходе которого обнаружил, что для ацетилированных аминокислот характерно различное сродство к воде и хлороформу. Впрочем, разделить их не получалось, как и у Мартина. Волею судеб, как мы уже знаем, Дика Синга и Арчера Мартина свел вместе другой Мартин, сэр Чарльз, и из этого родилась вся современная хроматография.

Сегодня мы не будем повторяться и рассказывать раннюю историю одного из самых эффективных методов в истории химии, вы можете прочесть о сотрудничестве двух нобелиатов и о предыстории хроматографии в лице нашего соотечественника Михаила Цвета в статье про Арчера Мартина.

Как мы уже знаем, пригодились георгины мамы Синга, и взаимодействие двух молодых химиков привело к революционному докладу в 1940 году и Нобелевской премии дюжину лет спустя. Ну и к бумажной хроматографии в 1944-м. Однако важными были и самостоятельные работы нашего героя, которые тоже привели к Нобелевской премии. С 1942 по 1948 год Синг активно изучал грамицидин, который оказался смесью трех пептидов-антибиотиков. Работы Синга легли в основу труда Фредерика Сангера, который сумел определить структуру инсулина и получить первую из двух своих нобелевских премий по химии (об этом удивительном человеке, который единственный был удостоен двух химических «Нобелей» мы еще раскажем).

Фредерик Сангер

Wikimedia Commons

Кстати, в то же время, в 1943 году, Синг счастливо женился. Отпрыск такой древней и знаменитой семьи взял в жены девушку «с происхождением» — Энн Стивен, врача и племянницу самой Вирджинии Вулф.

Синг прожил долгие 80 лет. Предыдущий справочник по лауреатам Нобелевской премии вышел тогда, когда наш герой был еще жив. Тогда статься об ученом завершалась просто и буднично: «У супругов четыре дочери и три сына. С., человек высокого роста с серо-голубыми глазами, любит работать в саду, ходить на лыжах, изучать иностранные языки, путешествовать, интересуется литературой». По-моему, достойное завершение жизни, которая так ярко началась и изменила всю современную химию.

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.