Технические науки

«Некоторые мои коллеги говорят: "Как можно было взять Мерседес и поменять его на ржавый Запорожец?"»

Как «варяга» от высшего образования позвали в Великий Новгород — и что из этого вышло

Ректор Новгородского государственного университета имени Ярослава Мудрого Юрий Боровиков

Пресс-служба НовГУ

Университеты — это, конечно же, фундамент российской науки. Indicator.Ru начинает цикл больших неформальных интервью с ректорами российских вузов. Сегодня, в Ярославов день, мы решили начать этот цикл с ректора университета, который носит имя одного из зачинателей образования на Руси, Ярослава Мудрого. Наш научный редактор поговорил с ректором Новгородского государственного университета Юрием Боровиковым о разнице с Сибирью, Новгородской технической школе, роли в городе — и в семье.

— Давайте начнем издалека — из Томска. До того как вы приехали в Великий Новгород, вы долго там работали. Можете рассказать об этом?

— В Томск я попал случайно. Я собирался стать юристом, думал про МГИМО, но отказался от этой мысли по ряду объективных и субъективных соображений. Пробовал поступить на юридический факультет Алтайского университета, но, к сожалению, не поступил — долго готовился, но получил «четверку» по истории государства и права. А до этого сдавал выездные экзамены в родном Усть-Каменогорске, поступил в Томский политехнической университет на кафедру электропривода и автоматизации промышленных установок и технических комплексов. Это был 1995 год. С того времени я провел в Томске 22 года, и они были связаны с университетом. Я благодарен за это время городу и университету. В 1998 году решил получить еще одно образование — вечером я осваивал специальность «экономика и управление предприятием», университет давал такую возможность. Мне нравилось это, и так получилось, что с интервалом в год я получил два диплома с отличием.

Когда по первому образованию оставалось учиться семестр, я устроился на 0,5 ставки на кафедру электроприводов техником самого низкого, восьмого разряда. Мои научные руководители давали понять, что надо поработать, прежде чем что-то заслужить. Они привили мне тягу к науке, знаниям, труду.

Достаточно быстро сформировался задел по кандидатской, и в 2003 году я защитил работу по электромеханике и электрическим аппаратам. Параллельно мне повезло оказаться рядом с первым проректором университета, с ним я начал заниматься административными вопросами: европейскими проектами, работой с кадровым резервом университета. Этот проект прожил более 10 лет.

Кафедру свою я не оставлял: ассистент, кандидат наук, в 2008 году стал доцентом. В том же году я возглавил кафедру другого факультета, кафедру электрических станций.

Начался новый этап моей жизни. Это была огромная кафедра, огромная материальная база. В 2010 году ректор предложил мне возглавить вновь создаваемый Энергетический институт. Его создавали объединением трех факультетов плюс лабораторная инфраструктура. Так я стал директором этого института, параллельно заведовал кафедрой — она была за мной до 2015 года. Потом я понял, что слишком много нагрузки, и отказался от кафедры.

Директором института я работал до 1 сентября 2014 года, потом стал проректором по образовательной деятельности. В том же году защитил докторскую диссертацию по электроэнергетическим системам в Новосибирске, в 2015 году получил звание профессора.

В 2015 году я был избран президентом Ассоциации выпускников Томского политеха. В сентябре 2017 года был избран депутатом по вузовскому одномандатному округу. Но толком депутатом не пришлось поработать, потому что в ноябре я Томск покинул. До января 2020 года я старался в меру возможностей вести депутатскую работу в части приема граждан и оказания посильной помощи на своем округе.

В Новгороде я тоже оказался случайно. С Андреем Никитиным (губернатор Новгородской области с 2017 года — Indicator.Ru) я был не знаком до этого, но были общие знакомые. Он меня пригласил, мы повстречались достаточно коротко. Мы поговорили насчет тандемной работы, одному ректору не справиться, без губернатора. Если губернатор заряжен на эту работу, на достижение поставленной цели — то это большая доля успеха. Андрей Сергеевич ни разу своему слову не изменил, он прекрасно понимает, что такое университет для региона.

Для меня это серьезная школа. Некоторые мои коллеги говорят: «Как можно было взять Мерседес и поменять его на ржавый Запорожец?» Я совершенно с этим не согласен. За два года мы увеличили бюджет университета (стартовали с 1,1 млрд руб., сейчас 1,7), на 2% выросло количество иностранных студентов. Публикационная активность: когда начинали, было 0,2 статьи, индексированных Web of Science или Scopus, на одного научно-педагогического работника, сейчас это уже 1,02. За всем этим стоит очень серьезная работа.

Сейчас в университете три диссовета — один по физике конденсированного состояния, второй по филологии, третий по педагогике. Стараемся каждый год увеличивать количество защит. В этом году пошли на беспрецедентный шаг — за счет университета приняли почти 30 аспирантов. Да, они не получают стипендию, но могут поучаствовать в конкурсе и выиграть грант. Кроме того, у них есть заказы.

Контингент студентов растет: раньше было где-то 7700, в конце прошлого года уже 10 500, и дальше будем снова расти.

— А за счет каких специальностей в первую очередь?

— За счет информационных технологий, всего, что связано с электроникой, медицины. В части медицины мы предпринимаем разные шаги, начали программу «лечебное дело» на английском языке. Рынок расширяется: изначально это была франкоговорящая Африка, потом пошли другие страны, появляются китайцы, индусы, в рамках квот и на коммерческой основе. Традиционно сильное у нас педагогическое образование.

Крупнейший работодатель Новгородской области — ПАО «Акрон» (Группа «Акрон» входит в число крупнейших мировых производителей минеральных удобрений — Indicator.Ru). Оказалось, что нет направления, связанного с химической технологией, — надо делать. Сейчас лицензируем электроэнергетику и электротехнику.

Конечно, нужны кадры, приходится искать их по всей стране. Начинал с родного Томска. Потом пошли сибирские и алтайские города — Иркутск, Омск, Кемерово, Барнаул, потом поюжнее — Ставрополь. У людей есть желание, и они здесь нужны.

— Для Новгорода же традиция — приглашать варягов.

— Кстати, да. Я тоже это чувствую, и мне интересно — а когда человек перестает быть таким «варягом»? Наверное, никогда, если он тут не родился.

— А как вас сразу восприняли в университете местные кадры и как воспринимают сейчас? Было ли сопротивление?

— Вы знаете, субъективно — лично меня больше воспринимают позитивно. Может быть, я кого-то невольно обидел, наверное, есть недоброжелатели. Но я действую сугубо в интересах университета. У меня нет разграничений — люди местные или приехали. Я смотрю, как человек работает. Если работает с самоотдачей, неравнодушен к результатам — мне без разницы, откуда он.

— Вы же и семью перевезли?

— Да, семья приехала где-то через две-три недели после меня. Это очень серьезный бросок. В Томске морозы крепкие бывают, до -40 °C. Мы привыкли к этому, жили с этим. Здесь, можно сказать, зимы нет. Я однажды только застал -12 °C, у меня тут даже зимней одежды нет, головного убора теплого. Мне такой климат нравится, супруга вообще в восторге. Все трое моих детей родились в Томске, старший сын не может от Томска оторваться, там его друзья.

— Ваш старший сын же в Новгородский университет поступил — не в Москву, не Петербург. Сам выбрал?

— Что лукавить — я сыграл в этом определенную роль. У него были мысли поступить в Петербург, а потом мы стали разговаривать, что, наверно, в Новгороде стоило бы остаться. Он согласился с этим. Для меня в этом элемент моего доверия к образовательной структуре университета. Я не лезу в учебу — учится он средне, на втором курсе юридического факультета. В определенный момент он занимался техническими науками в Томске, а потом попал в гуманитарный лицей. И к технической специальности путь практически был отключен. Но с возрастом он стал тяготеть к электронике, к автомобильным механизмам, может разобрать и отремонтировать двигатель. Я сказал ему, что если у него будет базовое юридическое образование — потом он сможет получить дополнительное образование, связанное с автомобильным делом. Это может быть магистратура, какие-то курсы. А юридическое образование всегда поможет. Сейчас подрабатывает в автосервисе, получает дополнительный доход.

— Новгородский университет — один из опорных вузов. Он при вас им стал?

— Нет, я здесь появился в начале ноября 2017 года, а опорным он стал 14 июля 2017 года.

— Понятно, но в любом случае — даже без официального статуса он был опорным. Это ведь единственный вуз в столице региона. Каково вам быть единственным ректором в городе?

— Вы знаете, может быть, это будет нескромно, но ректор здесь — не последний человек. Губернатор приглашал меня на заседания правительства, в том числе и выездные в муниципалитетах. На узкие оперативные совещания меня также зовут. Я знаю, что происходит в регионе, я узнал ситуацию за очень короткое время. Я в плотном контакте с членами правительства. Руководители обычно находятся в состоянии борьбы за внимание со стороны своего руководства, федеральных чиновников. Здесь этого нет. К нам приезжают многие высокопоставленные люди, мы работаем с ними.

— Прошло примерно три года с момента начала работы по созданию Новгородской технической школы. Сейчас уже идет активная деятельность, началось создание центра «Интеллектуальная электроника — Валдай». Расскажите об этом, чья это была идея, к чему это идет?

Arrows-left
Arrows-right
Reload
1 / 3

Фото: Пресс-служба Новгородского государственного университета имени Ярослава Мудрого

— Мы предполагаем, что НТШ будет составной частью инновационного научно-технологического центра «Интеллектуальная электроника — Валдай». Новгородская техническая школа изначально задумывалась как «школа будущего». Потом она стала трансформироваться в структуру, которая работает за рамками образовательного лицея и не ограничена никакими форматами. У истоков этого стояла Вероника Минина, первый заместитель губернатора. Я и моя команда помогаем. За университетом вся внутренняя начинка, наполнение. За два года мы создали 14 лабораторий, в том числе в связке с Институтом системного программирования РАН. Я уже вижу их результаты. К нам стали поступать призеры и победители Всероссийских олимпиад школьников, это лакмусовая бумажка. И эти ребята уже попадают в лаборатории НТШ. Мы должны растить своих, молодых, бросать их в бой. Потом они и будут руководителями лабораторий НТШ, будут продвигать проекты.

— Насколько я понимаю, в НТШ задействован и Роберт Уразов?

— Да. Союз Wordskills — один из учредителей. Всего четыре — еще правительство области, «Университет 20.35» и Новгородский университет. Спроектирована очень интересная модель, и нам большую помощь оказывает «Университет 20.35». Мы первые запустили их проектно-образовательный интенсив в 2018 году. Для нас это было очень серьезно, предтеча перехода на проектное обучение, которое началось в сентябре 2019 года. Эта модель будет взята и в НТШ. Что касается Роберта Уразова — заметны подходы в поддержке Новгородской технической школы. Прошел мировой чемпионат Wordskills в Казани — он с коллегами принял решение, что большая часть оборудования, которое участвовало в соревнованиях, поедет в Новгород. Оно попало и на площадки университета, и в колледжи области. Это очень дорогое современное оборудование, станки, машины для прототипирования — это очень хорошее подспорье.

— А что насчет центра «Интеллектуальная электроника — Валдай»?

— Я познакомился с региональными предприятиями, их продукцией. Есть предприятия, которые находятся в вертикали Росэлектроники, есть те, что к АФК «Система» относятся. Стали общаться, сформировалась идея заявиться на конкурс. По сути, есть два крупных конкурса. Первый — научно-образовательные центры мирового уровня, я отдаю себе отчет, что нам трудно будет конкурировать с тяжеловесами, там крупные центры, большие университеты, объединенные регионы, финансовые мощности. У нас пока все не так. А второй трек — инновационные научно-технологические центры. Куратор — Минэкономразвития, соответствующие департаменты Министерства науки. Я надеюсь, что здесь все будет положительно. Мы прорабатываем две площадки: в городе Валдай и здесь, их предоставляет город и университет. Сейчас мы согласовываем документы. Нам необходимо набирать критическую массу по подготовке специалистов и лабораторий. Мне нужно запустить процессы положительные и необратимые.

— И последний вопрос. С момента приезда сюда из Томска вы живете в режиме 24/7. Но какой-то отдых все равно нужен — наверняка у вас есть хобби. Какие?

— Честно признаюсь, что сейчас хобби нет, нет времени. Но со мной стали происходить очень поразительные вещи. Например, я в Томске никогда бы не подумал, что могу завести собаку. А здесь меня осенило — я взял и купил лабрадора. И отдых я нахожу в том, что есть обязательная процедура прогулки с собакой, она требует внимания. Я стал вставать рано утром, в шестом часу, и иду гулять с ней. Пойдешь с собакой — свежо, хорошо, можно размяться. Потом на работу — и я уже бодр.

— Я пообщался с четырьмя вашими коллегами, помощниками — они все такие же молодые, как вы. И у меня ощущение, что это не только ваши коллеги, но и товарищи — это так?

— Конечно. Это мои товарищи. Мы можем поделиться и личным, неформально пообщаться. А мой главный друг и соратник, с которым я уже 24 года, — это моя жена.

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.