Технические науки

Почем топливо для прогресса?

Где возможны «быстрые и дешевые» ошибки: версии Нассима Талеба и Дмитрия Пескова

Дмитрий Песков (слева) и Нассим Талеб (справа) на открытии деловой программы чемпионата WorldSkills 2019 в Казани

Максим Богодвид/РИА Новости/Indicator.Ru

Как «антихрупкость» помогает зарабатывать деньги, какое обучение Нассим Талеб считает лучшим и какие ошибки, по мнению Дмитрия Пескова, допустимы в общенациональных инициативах — в материале Indicator.Ru

Деловую программу чемпионата мира по профессиональному мастерству WorldSkills 2019 в Казани открыла дискуссия о риск-менеджменте и задачах образования в меняющемся мире. В ней приняли участие специальный представитель президента РФ по вопросам цифрового и технологического развития Дмитрий Песков и писатель Нассим Талеб. Но ни дискуссии, ни совместного выступления не получилось: Талеб повторял идеи, благодаря которым стал известен, а Песков пытался получить от «мудреца» конкретные рекомендации.

«Мудрецами» обоих участников назвала ведущая дискуссии корреспондент Би-би-си Лис Дусет. Нассим Талеб стал знаменит как автор нескольких экономических бестселлеров, самым популярным из которых остается вышедший в 2007 году «Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости». В этой книге бывший биржевой трейдер и статистик писал о важности случайностей, в том числе значимых непредсказуемых событий — «черных лебедей». К этой категории он отнес многие открытия, изобретения, катастрофы и кризисы, наступления которых никто не предугадал. Но задним числом, отмечал Талеб, эксперты и участники событий описывают «черного лебедя» как вполне ожидаемое явление, к которому все шло.

Людям свойственно, по мнению писателя, вписывать даже катастрофы в свое понимание мира как логичной и предсказуемой системы. А следовало бы, напротив, принять важность случайностей и не полагаться на свою способность к прогнозированию. Вместо планирования в одной из последних книг Талеб предложил концепт «антихрупкости». Это свойство систем извлекать выгоду из ошибок и поражений за счет того, что основные усилия и ресурсы вкладываются не в максимальный выигрыш от прогнозируемого сценария (который может и не реализоваться), а в минимизацию возможных потерь от разного рода случайностей. Главное — не погибнуть, выжить на рынке. Известно, что самому Талебу и использовавшим его консультации инвесторам удалось в начале мирового экономического кризиса 2008 года не только не потерять деньги, но даже и получить доход. Во многом именно это (озвучивались суммы прибылей до миллиарда долларов) убедило публику, что Талеб знает, о чем говорит.

В позиции Талеба, как признал после дискуссии с ним Песков, нет места обещаниям и общим прогнозам, нет рецептов «делайте так, и спасетесь». Но в какой-то момент обсуждения спецпредставитель президента пытался получить от собеседника именно такие рецепты. Песков задавал множество вопросов. Как ответить на вызов неопределенности? Важнее развивать конкретные навыки или способность меняться? Что делать молодежи — развиваться в одном направлении или набирать как можно больше навыков? Чего ждать от искусственного интеллекта — более предсказуемого мира или новых сложностей? На все у мыслителя был, в общем-то, один ответ — теории ничего не стоят, лучший метод обучения — пробовать и ошибаться.

Продуктивность ошибок в любом развитии, в том числе в создании инноваций, вообще стала одной из главных тем выступления писателя. Некоторые слушатели в обсуждениях в социальных сетях сочли, что российское общество и государство нуждаются в осознании этой идеи, если хотят, чтобы вложенные в институты развития средства принесли отдачу. Создать новое, повторял Талеб во время своего выступления, невозможно на основе теории. Инновации — всегда результат множества проб и постепенных усовершенствований, а некоторые отрасли, например фармацевтика, вообще живут за счет превращения ошибок в достижения — история Виагры тому пример. В своем отрицании ценности теоретического знания мыслитель сообщил, что представление о росте инновации из научного открытия через технологию в бизнес — миф, как и то, что первая промышленная революция опиралась на достижения науки. Наука, по его словам, предназначена только для выходных, а уже в понедельник приходит время работать руками.

Поскольку никакая теория, по мнению Талеба, не способна научить человека работать с неопределенностью, образование не приносит жизненного успеха и богатства. Это справедливо и для целых стран — писатель привел примеры Южной Кореи и Швейцарии, которые стали богатыми прежде, чем достигли высокого уровня образованности, — и для людей. В Кремниевой долине лучше быть тем, кто бросил колледж, чем иметь степень, а во всех прочих местах, считает писатель, лучше не поступать в университет лет до 30. Знания стираются из голов студентов через 31 секунду после экзамена, а вот человек с практическим опытом за плечами способен понять и впитать больше, зная, что ему нужно. Свое отношение к высшему образованию Талеб еще более ярко обрисовал на следующей дискуссии уже без участия Пескова, где так описал бизнес-модель ведущих мировых университетов: в них учатся дети богатых родителей, которые в любом случае преуспеют, и успехи этих выпускников становятся частью рекламного образа.

Песков не оспаривал важность практических навыков и не бросался защищать университеты, но его очень интересовало, какие именно навыки Талеб считает важнейшими. Что пригодится участникам движения WorldSkills на их жизненном пути больше — умение работать на определенном станке и быстро получать качественный результат или стиль мышления, который позволит успешно реагировать на непредвиденные изменения? К концу дискуссии одной конкретной рекомендации от писателя Песков все же добился. Талеб посоветовал молодым людям выбирать быстрое обучение практическим навыкам, например программированию, несколько лет работать, а затем учиться еще, снова работать и так далее. Это, по его мнению, и сделает человека «антихрупким», научит его извлекать пользу из ошибок и неудач. Пескова больше всего в этой концепции, похоже, привлекло то, что совершенные на таком раннем этапе жизни ошибки будут пока «быстрыми и дешевыми».

К цене ошибок имеет прямое отношение тема, которая должна была стать ключевой на дискуссии, — риск-инжиниринг. По-настоящему технологии и проекты учитывают риск, по мнению Талеба, когда благополучие или жизнь их авторов напрямую зависят от результата. Идеальные примеры — когда инженер со своей семьей на пару недель селится под спроектированным им мостом или несколько раз в год летает на собранном по своим чертежам вертолете, или когда выпустившая на рынок беспилотную машину компания несет судебную ответственность за все ошибки искусственного интеллекта. Этой идее посвящена последняя книга Талеба «Skin in the game» («Рискуя собственной шкурой» в российском издании). Главная проблема крупных организаций, в том числе государственных институтов, как подчеркнул писатель на дискуссии, в отсутствии настоящей ответственности у их сотрудников. Как бы ни были хороши цели — развитие технологий, новые образовательные решения, цифровая экономика, — рано или поздно персонал сосредотачивается на сиюминутных задачах вроде той, как остаться на хорошем счету у начальника. Одно из предложений Талеба на этот счет — проекты не должны планироваться на срок дольше, чем один жизненный цикл. Тогда тот, кто начал работу, должен будет подвести итог, показать результат. Как рассказал мыслителю Песков, именно в такой логике планируется развитие Университета «20.35» в России.

Вдохновившись беседой с Талебом, на одной из следующих площадок Дмитрий Песков заговорил о «быстрых и дешевых» ошибках, которые допустимы в общенациональных инициативах. Но насколько низкой будет в реальности их цена? Метод проб и ошибок дает результат, когда попыток действительно много и совершают их разные люди и компании. Талеб приводил пример с самым высоким в США числом банкротств в Кремниевой долине, где прогореть четыре раза подряд нормально. Но ведь не все те, чья первая компания обанкротилась, нашли новую идею. Можно согласиться с тем, что ошибки отдельных изобретателей и бизнесменов — топливо для прогресса, но вряд ли это правило работает для институтов и проектов, каждая ошибка которых — повод для официального расследования.

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.