«А зачем российскому бизнесу инновации?»

На ПМЭФ поставили двойку смычкам ученых и работодателей

SolidWorks/Flickr/Pixnio/ПМЭФ/Indicator.Ru

На сколько эксперты оценивают степень интеграции науки и бизнеса, владеют ли 11-классники soft skills и чем является онлайн-образование — в репортаже Indicator.Ru с ПМЭФ.

6 июня на Петербургском международном экономическом форуме состоялась сессия «Наука, образование и бизнес: стратегии интеграционного взаимодействия». Спикеры обсудили, как в настоящее время построено сотрудничество вузов, высокотехнологичных компаний и фундаментальной науки (и существует ли оно в принципе), в чем заключаются проблемы современного школьного образования, а также нужны ли российскому бизнесу инновации.

Сессия началась с голосования: слушателям предложили оценить степень интеграции науки, бизнеса и образования по шкале от одного до пяти баллов. Модератор мероприятия Наталья Попова, первый заместитель генерального директора «Иннопрактики», сообщила, что в конце озвучит результаты голосования экспертов, которым предложили ответить на тот же вопрос. Аудитория оценила степень интеграции на 2,18 балла.

Дискуссию открыл президент РАН Александр Сергеев. Он подтвердил, что проблемы с взаимодействием всех трех сфер, о которых шла речь, в России действительно есть. Сергеев привел статистику, согласно которой в нашей стране бизнес выделяет лишь 25—30% от средств, тратящихся на науку. «Это означает, что интеграции того уровня, который наблюдается в развитых, ориентированных на науку экономиках, у нас нет. Там соотношение противоположное: 30% — государство, 70% — бизнес», — подытожил президент РАН. Тем не менее, по его словам, в последнее время интерес бизнеса к научным исследованиям растет, причем к исследованиям не только практическим, но и фундаментальным, поисковым.

Процесс интеграции не может быть односторонним. «Стоит вопрос: а насколько ученые, занимающиеся фундаментальными исследованиями, стимулированы заниматься тем, что нужно современным технологиям? Недостаточно стимулированы. Еще один важный момент: как оценка деятельности наших научных организаций, которые получают государственное задание по проведению фундаментальных и поисковых исследований, стимулирует создание близких к технологиям результатов? Государственное задание — это большие деньги, больше 100 млрд рублей только в академических институтах. И оценивается не по тому, насколько много интересного для нашей промышленности и сельского хозяйства мы создали, а по тому, сколько мы опубликовали статей. Это, конечно, не нацеливает на создание смычки между наукой и бизнесом», — подытожил Сергеев, добавив, что в идеале стоит пересмотреть показатели оценки деятельности научных организаций.

В среднем только 10% от производимой российскими компаниями продукции может считаться инновационной, и лишь 1% от нее является инновационной на зарубежных рынках. «А зачем российскому бизнесу инновации, если конкурентоспособность российской экономики низкая, основные ресурсы и доступ к ним связаны с наличием административного фактора и глобально конкурентоспособных компаний мало? Бизнес в других странах начинает финансировать инновации не потому, что страшно их любит. Инновации не любит никто: они портят привычную жизнь, заставляют идти на издержки. Но если конкуренция заставляет это делать — тогда приходится. У нас не так», — отметил декан экономического факультета МГУ им. Ломоносова Александр Аузан.

Результаты исследования, которое проводилось совместно с компанией BCG, показали, что российское начальное образование демонстрирует весьма высокое качество и занимает лидирующие позиции в мире. Средняя школа находится на 32-й позиции в мировом рейтинге, в высшей школе наблюдается колоссальный разрыв между вузами, однако средние позиции не слишком высоки. «Но хуже всего ситуация на рынке труда — там мы на 106—112-м месте по условиям для работы талантов», — сообщил Аузан. Экономист сделал вывод, что для качественного улучшения ситуации инновационные компании и несколько десятков конкурентоспособных университетов должны выстраивать взаимодействие с начальной школой. «Иначе потом ее (начальную школу, — прим. Indicator.Ru) размоет цифровизация. Мы имеем дело с поколением "мемового мышления" — у них есть недостатки, но есть и достоинства. Они могут делать три дела одновременно: гуглить, общаться в социальных сетях и делать вид, что слушают наши лекции. Наша задача — подхватить это поколение на уровне начальной школы и выводить на новые уровни», — подытожил спикер.

Об образовании — в том числе и школьном — говорили и другие участники ПМЭФ. Так, Ирина Потехина, заместитель министра просвещения России, обозначила основные проблемы, с которыми сталкивается школьное образование нашей страны. Среди них — недостаточное владение выпускниками школ так называемыми «мягкими навыками» (soft skills — неспециализированные, но важные для карьеры умения, такие как способность работать в команде или владение навыками публичных выступлений, — прим. Indicator.Ru), а также недостаточно квалифицированные педагоги, зачастую сами не обладающие компетенциями, которым они должны учить школьников.

«Когда мы говорим об «образовании», надо четко понимать, что мы имеем в виду: образование или обучение. Образование — это способ мышления, а обучение — это навыки. Фундаментальное образование — было, есть и будет. Я думаю, что система образования останется классической, другой вопрос — в каких пропорциях», — так начал свое выступление заместитель президента РАН Владимир Иванов. По его мнению, онлайн-образование — это не образование, не обучение, а алгоритм, который продается так же, как обычный учебник.

Генеральный директор «Яндекса» в России Елена Бунина рассказала о том, как бизнес интегрируется в образовательную систему — правда, на более высоких ее ступенях. «Цифровизация влияет на образование довольно сильно, я вижу соответствующие сдвиги на протяжении последних 10 лет. Раньше вузы тоже были интегрированы с наукой, но вот университеты и компании находились на большой дистанции друг от друга. Сегодня все вузы понимают, что им надо интегрироваться в бизнес, но и бизнес видит, что ему нельзя оставаться в стороне», — заявила менеджер.

В качестве примера продуктивного взаимодействия спикер привела свою компанию: сначала «Яндекс» организовывал курсы по анализу данных для студентов четвертого курса, но потом понял, что этого недостаточно. После этого в Высшей школе экономики при участии компании был открыт факультет компьютерных наук, программа которого состояла не только из традиционных фундаментальных предметов, но и практических курсов — как от самого «Яндекса», так и от других участников рынка. Сегодня российский технологический гигант принимает студентов третьего курса на стажировку, и после окончания бакалавриата молодые люди готовы прийти работать не на начальные позиции, а уже в качестве полноценных сотрудников. По словам Буниной, это мотивирует ребят связывать свою карьеру именно с «Яндексом».

Руководитель Образовательного фонда «Талант и успех» Елена Шмелева также обратила внимание слушателей на роль вузов в экосистеме. «Университеты обеспечивают прием сильных абитуриентов, отвечают за качество выпускаемых специалистов, взаимодействуют с бизнесом, — сообщила она. — Компаниям легче наладить взаимодействие с отдельным подразделением университета, нежели работать с академической моноструктурой. Кроме того, мы не должны забывать о региональной экономике, которая тоже во многом зависит от университетов».

Как считает Шмелева, в России созданы «беспрецедентные условия» для интеграции науки, образования и бизнеса: принята Стратегия научно-технологического развития, которая является основой ответа на «большие вызовы». При этом в документе прописаны результаты, к которым должна прийти страна, но не ограничены инструменты, при помощи которых следует добиваться этих результатов. По мнению руководителя Фонда, это вызов для системы образования.

Хочется верить, что система образования с ним справится и сможет воспользоваться теми условиями для взаимодействия науки, бизнеса и образования, которые, по мнению экспертов, все же существуют и находятся на весьма высоком уровне. Кстати, самое время вернуться к вопросу, заданному модератором в начале сессии: экспертное сообщество оценило текущую степень интеграции всех трех сфер на 2,64 балла из пяти.

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.