Гуманитарные науки

Цитирования до Стокгольма доведут? Кому прочат Нобелевские премии 2020 года

Clarivate посчитала самых наукометрически достойных главной награды исследователей
Цитирования до Стокгольма доведут? Кому прочат Нобелевские премии 2020 года

The Nobel Prize Foundation/Clarivate/Indicator.Ru

Объявление лауреатов Нобелевской премии начнется только 5 октября, а традиционный прогноз на основе наукометрических данных от компании Clarivate уже вышел. Indicator.Ru рассказывает о тех, кому дали бы главную научную премию мира, если бы ее присуждали за цитирования научных публикаций.

Предсказательная сила

Начнем с важного предупреждения. Компания Clarivate (ее главный актив — база Web of Science), хотя и выпускает свой прогноз ежегодно перед объявлением нобелевских лауреатов, не считает его предсказанием победителей этого года. Прогнозы с 2002 года формируют большой список потенциальных лауреатов — ученых с самыми значимыми в своей области работами, которые могут быть награждены Нобелевской премией когда-нибудь в будущем. Сейчас в «зале славы» Clarivate 360 ученых, из них 54 после включения в прогноз компании все же получили Нобелевскую премию. 29, с гордостью отмечают в пресс-релизах компании, стали нобелиатами в течение двух лет после попадания в список.

Так что совпадение имен в новом прогнозе Clarivate и в списке лауреатов этого года по версии Нобелевского комитета будет скорее исключением из правил. Тем не менее все упомянутые в прогнозе — признанные на самом высоком уровне ученые. В деталях методология их попадания в список неизвестна, однако основана она на выборе из базы Web of Science статей более чем с двумя тысячами цитирований. Таких среди более чем 50 миллионов публикаций, проиндексированных с 1970 года, набирается всего около шести тысяч. Количественный анализ дополняет экспертиза по сути. В Clarivate оценивают, какие из высокоцитируемых публикаций содержат сообщение о серьезном научном открытии «нобелевского класса». Также учитывают, награждали ли уже авторов этих заметных работ другими важными научными премиями.

Физиология или медицина: структурная биология и медицинская генетика

Первое из отмеченных экспертами Clarivate в этом году открытий — определение структуры и функций белков главного комплекса гистосовместимости (MHC) биохимиками Памелой Бьоркман (Калифорнийский технологический институт) и Джеком Строминджером (Гарвардский университет). Это ученые из разных поколений: в 1980-е, когда были опубликованы их совместные работы, Строминджер был профессором с 40 годами научного пути за плечами и мировой славой исследователя механизма действия пенициллина, а Бьоркман — постдоком в лаборатории его коллеги Дона Уайли. Но именно она первой увидела 3D-структуры молекул комплекса гистосовместимости. Их описание помогло понять — и в дальнейшем использовать в разработке лекарств и вакцин — механизм, с помощью которого этот белковый комплекс предъявляет Т-клеткам пептиды вирусов или других потенциально опасных «пришельцев» в организме. Если бы не трагическая гибель Уайли в 2001 году, он сейчас, возможно, уже был бы действующим нобелевским лауреатом или по меньшей мере вошел бы в список потенциальных нобелиатов вместе со Строминджером и Бьоркман.

Далее в списке потенциальных лауреатов значится Худа Зогби (Медицинский колледж Бейлора в Техасе, основатель Института неврологических исследований имени Джен и Дэна Дунканов), за открытие механизмов патогенеза неврологических заболеваний, в том числе генетического характера синдрома Ретта. После вынужденного бегства в США от гражданской войны в родном Ливане студентка-медик Зогби больше интересовалась детской кардиологией, потом по стечению обстоятельств выбрала неврологию. И быть бы ей врачом, но, столкнувшись в клинике с синдромом Ретта, Зогби начала изучать генетику. Спустя годы именно в ее лаборатории на X-хромосоме был выявлен ген MECP2, мутация в котором вызывает у девочек прогрессирующую умственную отсталость и утрату двигательных навыков. Кроме того, Зогби известна исследованиями спиноцеребеллярной атаксии — целой группы тяжелых генетических нейродегенеративных заболеваний, связанных с мозжечком.

Следующим за открытие новых ДНК-маркеров и разработку методов полногеномного поиска ассоциаций в прогноз включен первый не американский генетик Юсукэ Накамура (Японский фонд исследований рака, Университет Токио и Университет Чикаго). Врач по образованию, Накамура пришел в генетику, как он вспоминает, после того, как в 27-летнем возрасте наблюдал смерть 27-летнего же пациента от рака желудка. В 1987 году, работая в Университете Юты, он описал применение участков ДНК с варьирующим числом тандемных повторов для картирования человеческого генома. Этот подход помог выделить гены, ответственные за некоторые генетические заболевания. Новый этап начался с представленной в 2001 году методики системы типирования однонуклеотидных полиморфизмов — отличий в разных ДНК на одну «букву» — по небольшому количеству генетического материала. Первые результаты применения этой методики группа Накамуры опубликовала уже через год, показав ассоциированные с предрасположенностью к инфаркту миокарда гены. Но большая часть его исследований и по сей день связана с онкологическими заболеваниями.

Физика: хаос, нанотрубки и темная материя

За исследования нелинейной динамики в прогноз Clarivate вошли физики Томас Кэролл и Луис Пекора. В своей самой известной и до сих пор активно цитируемой работе 1990 года они продемонстрировали возможность синхронизации хаотических систем на примере электрических устройств. На основе этого открытия позже было предложено множество идей схем связи с помощью хаотической синхронизации. Примечательно, что и сейчас, как и 30 лет назад, Пекора и Кэролл работают в Военно-морской исследовательской лаборатории США — непросто представить такую ситуацию для «гражданских» ученых!

Следующие два кандидата в нобелиаты из списка не сотрудничали, но разрабатывают очень близкие темы. Хунцзе Дай (Стэнфордский университет), перебравшийся в США из Китая в конце 1980-х годов, — автор десятков высокоцитируемых работ о способах получения и применения углеродных нанотрубок в электронике, биологических исследованиях, медицине и энергетике. Одно из прославивших его исследований — пионерский эксперимент 2009 года по «разрезанию» углеродных нанотрубок на графеновые ленты. Алекс Зеттл (Калифорнийский университет в Беркли) отмечен в прогнозе как первый исследователь, синтезировавший нанотрубки из нитрида бора. Тем не менее сегодня это не самая цитируемая его работа. Не меньше физик известен исследованиями двумерных материалов, и новаторские эксперименты его группы регулярно становятся темой для популярных научных новостей: в разные годы ученые представили самый маленький мотор, радио из одной нанотрубки и источник ультразвука из графена.

В третью группу потенциальных лауреатов Нобелевской премии по физике объединены три астрофизика: британский ученый мексиканского происхождения Карлос Френк (Даремский университет), работающий в Канаде исследователь родом из Аргентины Хулио Наварро (Университет Виктории) и англичанин Саймон Уайт, до конца прошлого года возглавлявший в Германии Институт астрофизических исследований Общества Макса Планка. В прогноз они вошли за вклад в фундаментальные исследования формирования и эволюции галактик, космических структур и гало темной материи. Ключевые работы по этой теме они опубликовали во второй половине 1990-х годов, и сегодня разработанная ими модель пространственного распределения плотности темной материи (профиль Наварро — Френка — Уайта) остается одной из самых используемых.

Химия: снова нано, именная реакция и самосборка

Трое исследователей включены в список потенциальных нобелиатов за достижения в синтезе нанокристаллов для физики, биологии и медицины. Хен Тэхван (Национальный университет Сеула) стал известен в начале 2000-х годов благодаря разработке сравнительно недорогого метода получения однородных по размеру нанокристаллов. В дальнейшем его исследования сосредоточились в основном на биомедицинских применениях наночастиц — для усиления контраста при МРТ, терапии с магнитным воздействием и доставки лекарств. Кристофер Мюррей (Пенсильванский университет) и Маунги Бавенди (Массачусетский технологический институт) — пионеры в получении полупроводниковых нанокристаллов, или квантовых точек заданного размера. Сегодня они продолжают развивать методы их синтеза и применения в оптике и биомедицинской визуализации.

Следующие два кандидата в лауреаты оказались в списке за одновременное открытие химической реакции, названной позже в их честь. В 1994 году Джон Хартвиг (Калифорнийский университет в Беркли) и Стивен Бухвальд (Массачусетский технологический институт) независимо друг от друга сообщили о реакции, в результате которой к углеводородному кольцу присоединяется азотсодержащая группа. Катализатором в реакции служит палладий, а источником азота могут выступать разнообразные производные аммиака. В течение нескольких лет реакция стала востребована в фармацевтической промышленности, а усовершенствования каталитических систем для нее продолжаются до сих пор.

Особняком в прогнозе стоит Макото Фудзита (Университет Токио) за достижения в области супрамолекулярной химии. Его работы посвящены самосборке органических молекул в крупные, скрепленные атомами металлов пористые комплексымолекулярные контейнеры.

Экономика: немного гендерных исследований и статистические методы

Вероятными кандидатами на премию по экономике памяти Альфреда Нобеля эксперты Clarivate в этом году посчитали семерых ученых. Среди них одна женщина — Клаудия Голдин (Гарвардский университет), исследовательница экономики труда. В прогнозе особенно отметили ее работы по гендерным вопросам. Голдин написала исследования по множеству тем от развития американского образования и сокращения детской смертности в начале XX века до современной ситуации с трудом женщин, но ее самой влиятельной публикацией можно назвать книгу 1990 года о гендерном разрыве в доходах и доступе к профессиям на протяжении XIX–XX веков.

В следующую группу потенциальных нобелиатов вошли три исследователя экономической статистики, разработавшие методы по анализу временных рядов. Дэвид Дики (Университет Северной Каролины) и Уэйн Фуллер (Университет штата Айова) в 1979 году создали названный в их честь тест для проверки на стационарность. Временной ряд считается стационарным, если значения в нем не имеют тенденции расти или убывать: они случайным образом меняются, но среднее и отклонения от него остаются постоянными. Пьер Перрон (Бостонский университет) вошел в прогноз благодаря работе 1988 года по анализу нестационарных временных рядов. Предложенная им методика базируется на тесте Дики — Фуллера и названа тестом Филлипса — Перрона. Питер Филлипс, на момент разработки метода научный руководитель аспиранта Перрона, вошел в число потенциальных нобелиатов еще в 2013 году.

Прогноз завершается на еще одной группе экономистов, разработавших новый метод. Стивен Берри, Джеймс Левинсон (оба из Йельского университета) и Ариэль Пейкс (Гарвардский университет) в 1995 году предложили модель анализа спроса BLP, названную по первым буквам их фамилий. В примере с автомобильным рынком США они продемонстрировали, что можно предсказывать спрос без детальной информации о числе потребителей или уровне производства. Эта и последующие работы соавторов стали основой для новых подходов к анализу влияния политических и других изменений на спрос, производительность и развитие рынков.

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.