Искусственность коронавируса, неравенство институтов и неправильные диссоветы

Президиум РАН обсудил насущные проблемы

KissPNG/NIH Image Gallery/Flickr/Freepik/Indicator.Ru

Какую страну стоит считать угрожающей мировому здравоохранению, как пандемия заставляет нас задуматься об ограничениях по использованию биологического оружия, что российские исследователи могут ей противопоставить и каких изменений ждать в процессе присуждения степеней и рейтинговании институтов, читайте в репортаже Indicator.Ru с онлайн-заседания Президиума РАН.

Вакцина-йогурт и выздоровление Европы

Заседание началось с темы, без которой не обходится сейчас практически ни одно собрание, — борьбы с COVID-19. Вице-президент РАН Владимир Чехонин рассказал об основных направлениях исследований — диагностике, профилактике, создании противовирусных препаратов. Три российские вакцины сейчас вступают в фазу доклинических испытаний, а одна из них даже может быть выпущена в виде йогурта или другого кисломолочного продукта, поскольку нужные для формирования иммунитета к коронавирусу молекулы ученые встроили в выросты на оболочке лактобактерий. Ведутся и разработки более точных тест-систем, 15 вариантов которых сравнивают сейчас в ИБХ РАН и в группе академика Вадима Говоруна. Кроме того, российские ученые занимаются и поиском новых лекарств. Так, уральские медики исследуют препарат Триазавирин, а их коллеги из Санкт-Петербурга проводят доклинические испытания для препаратов, которые бы затрудняли доступ вируса внутрь клеток.

Зампред комитета Госдумы по образованию и науке Геннадий Онищенко отметил, что сегодня главную угрозу для мира представляет Америка, а особенно Бразилия, где наблюдается бурный прирост числа заболевших (только официальная статистика — более полумиллиона человек). Многие другие страны миновали пик пандемии благодаря карантинным мерам — как и при эпидемиях холеры в XX веке, остановить или хотя бы замедлить распространение коронавируса помогло закрытие границ и городов, ставших очагами инфекции.

Онищенко обнадежил европейской статистикой, заявив, что там уже открывают границы и возвращаются к нормальной жизни, хотя и вынуждены соблюдать предосторожности. И это несмотря на то, что в Италии заболевших было 223 тысячи, летальность составила 14%, а во Франции зараженных оказалось 189 тысяч, а летальность — 15%. В Великобритании и Испании инфекция была менее смертоносной, но заболевших оказалось 276 и 515 тысяч соответственно. Справилась с ситуацией и Германия, где после 181 тысячи зараженных распространение удалось пресечь, и сейчас немцы снимают ограничения. Да, в России цифры выше (414 тысяч человек — и это лишь официальная статистика), но нужно учитывать, что и население страны в три-четыре раза больше, чем в этих европейских странах.

Вторая волна и биологическое оружие

В США же число инфицированных превышает 1 800 000 человек, однако, как считает депутат, профилактика там не организована — «у них это бизнес, это выгодно для медицинских учреждений». Как бы то ни было, 615 тысяч человек уже выздоровело. А вот в Азии не все так гладко. В одних странах жители благодаря жестким мерам профилактики относительно быстро справились с пандемией, а в других число заболевших продолжает расти. В Китае новых зараженных практически нет, хотя каждые две недели проходит массовое тестирование. Стоит ли нам ждать второй волны коронавируса, как в Иране? Как и эпидемии гриппа и холеры, эта инфекция может снова возвращаться после спадов, поэтому вакцина от коронавируса будет актуальна еще долго, считает депутат.

«В 2013 году ученые в институте в Ухане (он является институтом военного ведомства) занимались коронавирусами, сделали полногеномную расшифровку, затем в 2015 году вместе с американскими учеными они повторили эксперименты и искусственно сшили такой вирус. Но они полностью повторили природный, хотя не меняли, не усиливали в нем никаких свойств. Но объективные, субстантивные причины здесь есть. Международному праву есть над чем поработать», — заявил Геннадий Онищенко. По его словам, разные страны время от времени подозревают друг друга в разработке биологического оружия, но конвенция, которая это регулирует, была ратифицирована еще в 1972 году и частично устарела. В начале 2000-х был создан юридический механизм контроля ее соблюдения, но потом американцы расторгли договоренности, пожаловавшись на биологические атаки (которые, по мнению депутата, провели американские же спецслужбы).

«Мы можем создавать искусственные вирусы — это вопрос биологического террора. Будут происходить невероятные вещи, вплоть до искусственного человека, — заявил Онищенко. — До сих пор мы не понимаем — искусственный ли это вирус? Нам надо подойти к этому комплексно — создать на площадке РАН комиссию по комплексному обеспечению безопасности». Хотя на самом деле нет доказательств, что пандемия коронавируса вызвана человеком, ситуация заставила власти разных стран обеспокоиться правовым регулированием биологического оружия. «Надо эту проблему с нашими правоведами, нашими международниками рассмотреть, и в том числе Академии, и предлагать пути выхода», — считает Онищенко.

Но не все так плохо: помимо нарастания недоверия руководству разных стран, усиливаются и настроения, благоприятные для научного сотрудничества. Так, Россия и Беларусь 10 июня проведут совместную конференцию о борьбе с коронавирусной инфекцией.

Реформа управлений и Общее собрание онлайн

Обсудили академики и вопросы внутренних изменений в организации. «15 мая, как было объявлено, закончена реструктуризация в аппарате РАН. Произошли изменения в руководстве нескольких управлений», — заявил президент Академии Александр Сергеев. Подробнее об этом в своем докладе рассказал вице-президент организации Юрий Балега: «Серьезные изменения затронули девять управлений Российской академии наук, создано и новое управление. Все было сделано в рамках той численности, которая существует, 1109 человек. [] Реформы связаны с новыми функциями, которые сейчас выполняет РАН, с расширением новых задач». Екатерина Чабан возглавила новое Управление научно-методического руководства экспертной деятельности, Станислав Давыденко будет руководить Управлением научно-информационной деятельности и Управлением взаимодействия с образовательным сообществом, Георгий Кузнецов будет начальником Управления делами РАН, Виктор Понько встанет во главу Управления правовой деятельности, а Управление международного сотрудничества будет работать под руководством Сергея Маленко.

Обсудили академики и проведение Общего собрания онлайн. Изначально его назначили на 14–15 апреля, но карантин помешал академикам встретиться вживую. Теперь же собрание планируется на 23 июня. Единственный доклад о том, какая работа ведется по основным направлениям научно-технической политики, и о важнейших научных достижениях российских ученых прочитает Александр Сергеев. Всем членам Академии по электронной почте разошлют списки отделений, тот бюджет, который РАН запросит на будущий год, проект постановления Общего собрания и другие материалы для утверждения.

Голосование по этим вопросам пройдет по почте. Членам Академии дадут время — за неделю до голосования им разошлют документы для ознакомления, за пять дней они смогут составить свое мнение и направить либо скан бюллетеня, либо его фотографию на телефон. Параллельно заполненный бюллетень отправляется по почте. Восемь дней собирать мнения будут с отделений РАН. Счетную комиссию избрали среди живущих в Москве членов Академии.

Страсти по диссертациям

Руководитель профессоров РАН Александр Лутовинов подверг критике систему аттестации научных кадров. По его словам, в апреле Минобрнауки направило в Академию документ для расширения списка организаций, которые смогут присваивать научные степени. Согласно Постановлению правительства от 11.05. 2017 года № 553, институты (научные и академические) могут подать заявку на такое право, но, чтобы соответствовать требованиям, достаточно всего лишь иметь определенное число обучающихся и объем затрат. Публикации могут не учитываться вовсе.

Изменения должны вступить в силу уже с начала лета. Однако РАН недовольна этими списками. «Координационный совет профессоров РАН выражает обеспокоенность в таком большом числе организаций, которые могли бы самостоятельно присуждать научные степени», — заявил Лутовинов и попросил Президиум РАН ввести трехлетний мораторий на расширение этих перечней. Одно дело — доверить такое право МГУ или вузам федерального значения, и совсем другое — дать его практически всем желающим, не учитывая, что это навредит научному сообществу, считает профессор РАН. По мнению Лутовинова, не все вузы способны следить за актуальностью, новизной и апробацией — важнейшими критериями научных диссертаций.

Академик и вице-президент РАН Алексей Хохлов рассказал, что за год общее число защит диссертаций снизилось. «Основное количество защит диссертаций в научных организациях приходится на "традиционные" советы», — успокоил он. В имеющих право самостоятельно присуждать степени четырех научных организациях каждый год защищают более 40 диссертаций, и где-то четверть из них — докторские. В новых, «пилотных», советах за все время с 2017 года присудили всего семь кандидатских степеней и ни одной докторской. Стоит предложить Минобрнауки выкладывать в открытый доступ результаты экспертизы по присуждению степеней, считает Хохлов. За время моратория, анализируя эти заключения, РАН сможет решить, по каким критериям стоит определять институты, которые смогут самостоятельно их выдавать.

Академики отреагировали на такую идею без восторга. Так, Роберт Нигматулин возмутился, почему новые реформы опять не обсуждались с членами РАН. По его мнению, старая система полностью оправдывала себя, и изменения были не нужны. Валерий Козлов же заметил, что в системе не обошлось без перекосов, а за показателями самое главное — качество диссертаций — так и осталось без внимания. В итоге Александр Сергеев поддержал трехлетний мораторий и высказал идею, что за его время Минобрнауки и РАН должны вместе проанализировать, «что получилось и не получилось» при существующем подходе, а дальше разработать новый проект. Члены Академии приняли это решение единогласно.

Институты: первые и вторые

Не обошли стороной и оценку деятельности институтов. «Те рейтинги, которые мы получили в после реформы 2013 года в 2017 году, сегодня уже не отражают ситуации, потому что многие институты учли замечания и подтянулись, — напомнил академик Валентин Пармон. — Как вы понимаете, отнесение ко второй и третьей категории влечет за собой проблемы: от этого зависит утверждение программ развития, получение финансирования на оборудование и так далее. У меня есть предложение обратиться в Министерство (науки и высшего образования — Indicator.Ru) и провести дополнительный тур для рассмотрения по результатам последних трех лет хороших организаций, которые попали во вторую категорию». Также он заявил, что де-факто ведущие организации для страны не всегда соответствуют первой категории, которая получила преимущества по обновлению приборной базы. «Всегда будут первые и вторые, но то, что дополнительное оборудование могут получать организации только первой категории, — это неправильно. Мы тормозим их», — уверен академик.

Президент РАН согласился, что рейтинг институтов стоит обновить. Кроме того, стоит поговорить с Минобрнауки о таких исключительных случаях, чтобы некоторые институты второй группы могли точечно поучаствовать в конкурсах для обновления приборов. «Без этого многие организации будут обречены. Все организации имеют право принимать участие в получении нового оборудования. Это надо обсуждать. Пропорциональность балансовой стоимости выглядит не очень правильной», — пояснил Сергеев.

Вновь всплыла и тема оценки научной деятельности по публикациям: Андрей Забродский и Роберт Нигматулин высказались против того, чтобы оценивать ученых только по публикациям в избранном перечне высокорейтинговых журналов, поскольку результаты исследовательской деятельности этим не ограничиваются. «Я хотел бы обсудить вопрос научных центров на базе ведущих научных университетов. Необходимо разобраться с этим вопросом. Мы обсуждали последствия пандемии коронавируса на вольном социально-экономическом форуме. Я думаю, что следует посвятить отдельное заседание Президиума этим проблемам», — предложил Нигматулин.

«Я не считаю, что надо так остро подходить к этому пункту — ну, написали высокорейтинговые, низкорейтинговые не написали. Там же не написано, "Q1, Q2"… Специально написано очень мягко, чтобы сказать, что человек известен своими публикациями», — возразил Александр Сергеев. Президент РАН обнадежил своих подчиненных тем, что их предложения Минобрнауки рассмотрит благожелательно. «Видно, что взаимопонимание есть, и у нас очень благоприятная фаза взаимоотношений», — заключил он.

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.