Карбоновые фермы и молодые ученые: что обсудили Владимир Путин и Валерий Фальков

Президент и глава Минобрнауки поговорили о Годе науки и технологий — и не только
Валерий Фальков и Владимир Путин

Валерий Фальков и Владимир Путин

Алексей Дружинин/Администрация Президента России/Министерство науки и высшего образования РФ/Indicator.Ru

Что такое армиллярная сфера, как Владимир Путин отнесся к открытию карбоновых полигонов, под какими темами пройдут предстоящие месяцы Года науки и технологий и как экология и климат связаны с национальной безопасностью, читайте в материале Indicator.Ru.

Министр науки и высшего образования Валерий Фальков на рабочей встрече с Владимиром Путиным обсудил достижения за 2020 год и мероприятия Года науки и технологий. В опросе ВЦИОМ о важности развития науки средний балл составил 9,2 из 10. Что же делается властями, чтобы оправдать народные ожидания? Рассказываем о самых важных темах разговора и его итогах.

Большие надежды и армиллярная сфера

В Минобрнауки решили распределить темы Года науки по месяцам, а выбрали их, исходя из приоритетных направлений, нацпроектов и истории науки в нашей стране. Апрель посвящен направлению «Освоение космоса», в мае нам расскажут про «Новые вызовы и угрозы. Безопасность», июль пройдет под темой «Связанность территорий и освоение пространства», август  — «Экология и климат», сентябрь — «Генетика и качество жизни», а гуманитарным наукам будет посвящен декабрь — «Человек и общество».

Логотипом Года науки стал стилизованный вариант армиллярной сферы (от латинского слова armilla — «браслет» или «кольцо»). Так называется астрономический инструмент для определения экваториальных и эллиптических координат небесных тел, который позднее использовался как учебная модель.

Птолемей с армиллярной сферой в руках на картине 1476 года

Птолемей с армиллярной сферой в руках на картине 1476 года

Justus van Gent/Pedro Berruguete/Louvre Museum

Валерий Фальков рассказал президенту о причинах такого решения: «Первое и самое главное — такая сфера венчает главную башню Кунсткамеры. Это колыбель российской науки, сегодня это Музей антропологии и этнографии. С другой стороны, если посмотреть, то это своего рода модель атома. В ХХ веке, мы знаем, атомный проект во многом предопределил не только мироустройство, но и развитие нашей страны. И в-третьих, если с точки зрения междисциплинарности сегодня посмотреть, то это тоже такой отсыл к современности».

Что такое молодость?

Как женщин нужно уважать не только 8 марта, так и поддерживать науку необходимо каждый год. Но в Год науки и технологий нужны дополнительные меры, и глава Минобрнауки не преминул их предложить. Поскольку среди главных целей Года науки и технологий — привлечение в сферу талантливой молодежи и повышение престижа российской науки (рост которого в прошлом году отметили 59% опрошенных ВЦИОМ россиян), Валерий Фальков затронул одну из системных проблем. Ею министр считает разнородность законодательных определений понятия «молодой ученый». «На уровне подзаконных актов есть разные трактовки, и это не позволяет сфокусировать меры государственной поддержки. Поэтому мы провели консультации с коллегами в правительстве и в Администрации президента и подготовили на ваше имя обращение. Просьба поддержать нас, с тем чтобы в профильный закон о науке внести изменения, закрепив в нем и понятие, и правовой статус молодых ученых как совокупность прав, обязанностей и, что очень важно, гарантий. На наш взгляд, это упорядочит систему мер государственной поддержки молодых ученых и повысит эффективность их реализации», — отметил он.

В этих изменениях, по словам министра, решающую роль играет поддержка со стороны президента. Если она будет получена, Минобрнауки обещает быстро внести изменения в законодательство, «чтобы профессия, эта сфера деятельности была еще более престижной».

«Думаю, что государство должно позаботиться об ученых всех поколений, всех возрастов, но исхожу из того, что начинающие исследователи нуждаются в особой поддержке со стороны государства, поскольку они являются как раз начинающими, они только делают первые шаги».

Владимир Путин

Президент РФ

Мои леса — мое богатство

Еще одной темой для обсуждения стала экология и ее влияние на климат. Валерий Фальков рассказал президенту о создании карбоновых полигонов в пилотных регионах, рассредоточенных по территории нашей страны.

Говоря простым языком, карбоновый (от английского carbon — углерод) полигон — это набор эталонных участков, где можно измерять и проводить мониторинг выделения парниковых газов (углекислого газа, метана, закиси азота и других). При помощи этих измерений можно рассчитать, сколько парниковых газов выделяют самые разные биотопы в зависимости от почвы, растительности, животных-обитателей, погодных параметров и множества других факторов. Такие полигоны позволяют вычислить углеродный след России, за который мы платим углеродный налог ЕС, поставляя «грязные» товары на мировой рынок.

«Почему это важно? Потому что сегодня все страны в рамках декарбонизации экономики в климатической повестке работают над тем, чтобы были свои собственные системы учета парниковых газов. Для нас как для страны это вопрос в каком-то смысле даже национальной безопасности. Важно, чтобы была собственная недискриминационная система измерения баланса парниковых газов, то есть того, как они и где выделяются и поглощаются», — уверен Валерий Фальков. По его словам, работа на полигонах объединяет представителей фундаментальной и прикладной науки из академических институтов и университетов с коммерческими партнерами и частными инвесторами, включая компании «Газпром нефть», «СИБУР», «Синара». Кроме того, эта деятельность привлекательна и для научной молодежи, которая интересуется экологией и хочет получить знания и практические навыки в области. При этом рассматривать углеродный след и технологии его измерения нужно не только с точки зрения экологов или почвоведов, но и с точки зрения юристов и экономистов.

«Изучение того, как происходит выброс парниковых газов и их поглощение, — это очень важная тема, особенно в контексте грядущего "углеродного налога", который может изменить всю мировую экономику. Если у нас появятся собственные инструменты измерения углеродного следа, еще несколько независимых научных центров, это будет полезно как для России, так и для мира в целом», — так прокомментировал инициативу по созданию карбоновых полигонов заместитель руководителя Центра компетенций НТИ «Новые и мобильные источники энергии» по коммуникациям Алексей Паевский. «Поскольку наш центр непосредственно участвует в формировании программ по водородному транспорту и водородной энергетики, ключевых элементах декарбонизации мира будущего, мы, естественно, будем следить за созданием этих полигонов и окажем всю возможную экспертную поддержку».

«Мы хотим сделать несколько десятков таких полигонов, покрыть всю страну. И коллеги-губернаторы активно включаются, как только узнали. Ресурсно мы обеспечены, плюс помогает бизнес, — поделился планами министр. — При каждом таком полигоне еще будет так называемая карбоновая ферма, потому что эксперты говорят, что к 2030 году это будет целая индустрия и очень много рабочих мест. Это выращивание специально лесов, для того чтобы поглощать парниковые газы».

Владимир Путин согласился со значимостью проекта и связи с национальной безопасностью не оспорил. По мнению президента, критически важно привлекать к работе полигонов не только ученых, но и представителей компаний: «Мы знаем, с чем совсем недавно столкнулись европейские страны, юг Соединенных Штатов. Когда замерзали ветряные мельницы, для того чтобы их разморозить, нужно было прибегать к использованию таких энергетических источников, которые в принципе даже в некоторых местах и запрещены для производства электроэнергии. Поэтому здесь очень важно совместить научные знания, потребности сегодняшней экономики, смотреть в будущее и сотрудничать».

Важно только, чтобы это не использовалось как инструмент для достижения каких-то узкокорыстных экономических целей и не шло в ущерб России, добавил президент.

Можно предположить, что этот риск — обратная сторона вовлечения компаний-интересантов и других крупных политических сил. Пока что явных противоречий в их целях в этой области не видно, но, если в этих товарищах согласья не будет, все начинания вылетят в выхлопную трубу в прямом и переносном смысле.

Indicator.Ru

Также Путин отметил, что работа полигона не должна быть замкнутой внутри страны — следует советоваться с коллегами со всего мира, которые заинтересованы в совместных результатах. Приятно видеть, что президент признает международный статус науки и необходимость взаимодействий между ее представителями со всех уголков мира. По крайней мере, можно быть уверенными, что исследования по части экологии и климата в ближайшие годы не будут отгорожены от мира «железным занавесом». В ответ Валерий Фальков заверил, что полигоны — открытые площадки, где могут быть задействованы иностранные студенты и исследователи, а данные, на основе которых будут проводиться расчеты, будут доступны всем ученым, ведь «это пойдет на пользу в целом всему человечеству, потому что цели у науки, как всегда, глобальные».