Гуманитарные науки

Красота среди бегущих: что ждет высшее образование

Класс(ы) для университетов

Директор Департамента проектной деятельности Минобрнауки Андрей Зарубин

Российский союз промышленников и предпринимателей

Как Минобрнауки будет сравнивать успех вузов и мотивировать их выполнять показатели, как помочь моновузам и отстающим, как в новую систему впишутся опорные университеты и НИУ и при чем здесь НОЦ, читайте в репортаже Indicator.Ru с дискуссии «Ландшафт образования» на выставке-форуме «Вузпромэкспо».

Такое разное высшее образование

Кажется, еще недавно высшее образование отделилось от предыдущих ступеней — при разделении Минобрнауки на два министерства. Новая система порождает множество пересечений между нацпроектами «Наука» и «Образование», из-за чего вузы оказались под перекрестным огнем требований. Не говоря уже о том, что они сами по себе очень разные: попробуй причеши под одну гребенку военную академию, вузы государственного значения, филиалы, театральные вузы и НИУ, бакалавриат и осколки специалитета, заочку и дневное обучение, совместные международные программы MBA и второе высшее… Сложная и хаотичная экосистема, в которую страшно лишний раз вмешиваться.

Ища сферический вуз в вакууме и опираясь на большинство, можно остаться без разнообразия: все равно что назвать молодого китайца типичным землянином, упуская все остальные этнические и половозрастные группы. А в разнообразии очень непросто оценить и тем более сравнить между собой эффективность его представителей. На «Вузпромэкспо» директор Департамента проектной деятельности Минобрнауки Андрей Зарубин рассказал о решении, которое нашли в министерстве. «Задачу мы выполнили. Система высшего образования сложная, но результатов добиваемся», — начал он.

По выполнению показателей система образования выглядит «разнородной, но центробежной». Лидеры из Москвы и Санкт-Петербурга, где концентрируются и научные школы, и финансирование, и лучшие абитуриенты, оттесняют всех остальных. В 36 регионах главные вузы вообще не имеют федерального статуса, а 49 университетов не выполняют два или более показателей. На поддержку вузов уже направлено 70 миллиардов рублей, новых денег для отстающих взять неоткуда, а тех, у кого все хорошо, тоже нельзя лишить финансирования, не рискуя сдать позиции. При этом в стране есть 256 вузов, в которых по данным мониторингов все нормально, но они остаются довольны удовлетворительным результатом и не стремятся совершенствоваться, так как внутренних стимулов нет. К чему тянуться, если и так сойдет?

Мысли регионально

Разрешить эти противоречия помогает взгляд с другого угла. По новой концепции вузы поделят ниши конкуренции: их стратегия должна быть направлена либо на регион, либо на страну, либо на международный уровень. В реальности так и происходит: Калужский государственный университет хочет остановить отток абитуриентов в Москву, кто-то привлекает внимание других регионов, а вузы-лидеры проекта 5-100 нацелены на мировую аудиторию.

Конечно, «национальные» вузы не забывают об абитуриентах из собственного субъекта, а региональные рады приезду зарубежных студентов, но гнаться за тремя зайцами сразу неэффективно. Основной приоритет виден и в политике вуза, и в рекламных кампаниях. Три направления (или, как их назвали в министерстве, три трека) помогут не заставлять вузы соревноваться друг с другом, а занять свои экологические ниши.

«В этой системе в каждом треке есть золотой, серебряный или бронзовый стандарт, — пояснил Зарубин. — Самые успешные получают повышенные госзадания, преференции, финансы и возможности. <…> Это внутренние стимулы, которые система закладывает сама по себе. Все знают эти правила, все уже играют по ним». Опорные университеты (которые будут подразделяться на опорные по субъектам федерации и опорные по отраслям) должны будут прежде всего ориентироваться на трудоустройство выпускников, на запросы местных работодателей, повышение квалификации. Они попадут в страны национальной и региональной конкурентоспособости.

Лидеры среди федеральных вузов (среди них особенно «выстрелили» Дальневосточный, Казанский и Уральский федеральные университеты) могут попробовать свои силы в международной конкуренции, остальные будут сражаться за национальную. Дождутся помощи «отстающие» и моновузы — единственные в регионе, как Приамурский университет Шолом-Алейхема в ЕАО. В своем субъекте он незаменим, но до высоких показателей ему как до звезд. Для таких важных, но отстающих теперь предусмотрен отдельный трек социальной значимости.

НИУ мой, НИУ

На противоположном полюсе — успешные и получающие дополнительное финансирование университеты проекта 5-100. «В планах проекта 5-100 — вхождение отраслевых университетов. Те институциональные меры, которые были до этого, и те треки с инновациями, которые появились, придают правильное направление треку международной конкурентоспособности», — рассказал Зарубин. В итоге вузов-участников станет 30.

Но есть элемент, который в эту систему вписывается плохо, — и тем обиднее, что этот элемент очень успешный. Речь идет о национальных исследовательских университетах, которым лучше всех удается интегрировать между собой науку и обучение. Они выпускают 30% научных статей и получают 35% цитирований среди всех вузов. Большинство из них входят в международные рейтинги. Два из четырех университетов рейтинга THE — НИУ, в QS — 10 из 16. Но не все НИУ одинаково хороши: с 2012 года все НИУ находились на одном уровне, но после десять из них выполнили свои задачи и вырвались вперед. Зато самые успешные из них приближаются к концепции университета 3.0 — популярной в США модели «предпринимательского университета», где на стыке науки и образования появляются новые технологии и бизнес-идеи. Став инкубаторами инноваций, НИУ смогут войти в «золотую страту» международной конкуренции.

Но чтобы разделение не превратилось в кастовую систему со своими брахманами и неприкасаемыми, Минобрнауки планирует усиливать взаимодействие между участниками разных страт. Университеты с показателями ниже средних по стране должны получить поддержку от «отличников». Так, в федеральном проекте «Молодые профессионалы» предусмотрена поддержка инициатив «отстающих» вузами-лидерами. Программа будет финансировать проектные команды, которые будут приезжать из университетов вышестоящих страт и готовить программы развития. Другие примеры — совместные заявки по строительству кампусов, академическая мобильность, сетевое обучение, общие ресурсные центры, которые Министерство будет создавать для продвижения за рубежом.

Взаимодействие должно усилиться и с научными учреждениями — вплоть до цельной экосистемы, которую из себя и представляют НОЦ, меняющие ландшафт образования.

«Это и есть та связка, которая обеспечивает национальный проект "Образование" по части высшего образования и национальный проект "Наука"», — резюмировал чиновник.

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.