Гуманитарные науки
4 мин.

Ученые выявили особенности чтения на русском языке

Регистрация движений глаз при помощи видеоокулографа во время эксперимента

Регистрация движений глаз при помощи видеоокулографа во время эксперимента

НИУ ВШЭ

Психолингвисты из Центра языка и мозга НИУ ВШЭ совместно с коллегами из Городского университета Нью-Йорка и Университета Штутгарта выяснили, чем отличается чтение на русском языке у разных групп читателей. Для этого они впервые использовали новый для билингвизма метод сравнения движения глаз взрослых носителей русского языка, русскоязычных детей и взрослых билингвов с разным уровнем владения русским языком. Результаты исследования опубликованы в журнале Reading Research Quarterly.

Всего в исследовании приняло участие 120 читателей, по 30 человек в каждой группе: взрослые носители русского языка, учащиеся вторых классов общеобразовательной школы в России, студенты американских вузов, изучающих русский язык как иностранный (РКИ), и наконец, “наследники” русского языка. В последней группе оказались билингвы, которые либо родились в русскоязычной семье в США, либо эмигрировали из русскоязычных стран в раннем возрасте с семьей. Таким образом, русский язык для них - это “унаследованный” родной язык, однако в большинстве случаев он перестает быть доминирующим по мере взросления, когда дети активно усваивают новый язык окружения (английский). Все участники читали одни и те же несложные предложения на русском языке (например: “В магазине Андрей купил молоко, сметану, творог”), в то время как движения их глаз регистрировались видеоокулографом.

Оказалось, что каждая из групп участников имеет характерный для нее паттерн или "рисунок" чтения. Так, взрослые носители русского языка следуют “беглому” паттерну: они читают быстро (2 секунды на предложение), производят короткие фиксации на словах (290 мс), редко их перечитывают и часто пропускают (17% всех слов в предложении). Ученые предполагают, что именно такой паттерн характеризует процесс чтения “без усилий” - у взрослых носителей языка нет трудностей в визуальном распознавании слов или в обработке грамматической структуры предложения.

Совершенно иная картина появляется при рассмотрении паттернов чтения у второклассников. Дети читают предложения дольше (6 секунд), производят более длинные фиксации (690 мс), чаще перечитывают слова и намного реже их пропускают (9 %). Исследователи определили такой паттерн как “средний” или “промежуточный”. Следуя за выводами из предыдущих исследований детского чтения, ученые предполагают, что средний паттерн свидетельствует о трудностях, которые дети испытывают на локальном лексическом уровне, а именно начинающие читатели не так эффективны в декодировании букв в звуки как взрослые. Такая неэффективность затрудняет визуальное распознавание слова, и как следствие, замедляет лексический доступ к “ментальному лексикону” ребенка (т.е., связь между написанным словом и его устной репрезентацией).

Кластерный анализ, который авторы статьи использовали для сравнения паттернов чтения, показал, что “наследники” с более высоким уровнем владения русским языком также читают по промежуточному паттерну. Однако студенты РКИ и “наследники” с низким уровнем языка читают следуя третьему, начинающему паттерну. Для этого паттерна характерны самые длинные фиксации на словах (1054 мс) и соответственно самое долгое время на прочтение предложения (14 секунд), перечитывание слов и очень низкий процент их пропусков (6%).

Главное отличие начинающего паттерна - перечитывание больших частей предложения или всего предложения целиком два и более раз (до 5-6 раз в некоторых случаях). По словам исследователей, такой паттерн сигнализирует не только о локальных трудностях в лексическом доступе, но и о глобальных проблемах с пониманием прочитанного, а именно общей интеграцией информации и восприятием грамматической структуры предложения.

“Раннее усвоение русского языка наследниками-билингвами, а они усваивают русский язык с рождения как и носители языка, не оказало влияния на развитие навыков чтения на русском. Даже продвинутые наследники читают наравне с детьми 8 - 9 лет”, - поясняет научный сотрудник Центра языка и мозга Ольга Паршина.

Как отмечают авторы статьи, не всегда принадлежность к той или иной группе читателей означало следование единственному паттерну чтения. Так, многие дети и “наследники” (а иногда и студенты РКИ) читали предложения, следуя различным паттернам, что говорит о возможности переключения читателей с одного процесса на другой.

“Мы планируем продолжить исследование лингвистических и индивидуальных факторов, влияющих на процесс такого переключения, возможно, в дальнейшем это позволит педагогам ускорять процесс переключения при обучении чтению”, - комментирует научный сотрудник Центра языка и мозга Анастасия Лопухина.