Медицина

Нобелевские лауреаты: Конрад Эмиль Блох

Холестериновая премия

Немецко-американский биохимик Конрад Эмиль Блох

Peter Geymeyer/Wikimedia Commons

Как вместо скрипки выбрать химию, как обращаться к профессору Йеля и из чего образуется холестерин — в новом выпуске рубрики «Как получить Нобелевку».

Конрад Эмиль Блох

Родился 21 января 1912 года, Найссе, Германская империя

Умер 15 октября 2000 года, Лексингтон, Массачусетс, США

Нобелевская премия по физиологии или медицине 1964 года (1/2 премии, совместно с Феодором Линеном). Формулировка Нобелевского комитета: «За открытия, касающиеся механизмов и регуляции обмена холестерина и жирных кислот (for their discoveries concerning the mechanism and regulation of the cholesterol and fatty acid metabolism)».

«Десять лет назад» мы уже писали о нобелевском лауреате по фамилии Блох. Однако Феликс Блох родился на семь лет раньше в Швейцарии. И Нобелевскую премию получил по физике, а не по физиологии. Конрад же Блох родился в городе Найссе прусской провинции Силезия Германской Империи. Сейчас это город Ныса Опольского воеводства Польши. Он был вторым ребенком в семье Фрица (Фредерика) Блоха и его супруги Хедвиги, урожденной Штример. В еврейской семье — настолько еврейской, что, когда богатый дядя предложил Конраду на 13-летие на выбор скрипку или каноэ, мальчик не успел ответить, мама таки успела первой: «Конечно же, Конрад выбирает скрипочку». Однако в итоге мальчик выбрал химию.

Он окончил гимназию в Найссе и в 1930 году начал учиться в Техническом университете в Мюнхене, параллельно работая в лаборатории нобелевского лауреата Ханса Фишера.

Пишут, что по окончании молчаливый Фишер дал «высочайшую рекомендацию» Блоху. Другое дело, что в 1934 году еврею Блоху с любой рекомендацией было податься некуда: к власти пришел Гитлер. Он «постучался» к Фрицу Колю в Утрехт, но (как мы сейчас понимаем, к счастью) получил отказ. Если бы Коль согласился, Блох попал бы в ловушку, когда Германия захватила Нидерланды, — и мог бы кончить свою жизнь в концлагере. А так он уехал в Давос и начал изучать биохимию жирных кислот у палочки Коха. Как-то он попытался повторить результаты, опубликованные профессором Йеля Рудольфом Андерсоном. И увидел, что работа не воспроизводится. Он нашел ошибку в работе и «с дерзостью, с которой никогда бы не посмел обратиться к женщине» (тогда Блох был 23-летним юнцом), написал письмо Андерсону в США. Андерсон оказался настоящим ученым — не стал отвечать в стиле «а ты вообще кто?», как любят многие корифеи, а перепроверил свои результаты и написал ответное письмо, в котором поблагодарил молодого человека за то, что тот нашел ошибку в его работах.

Позже, когда Блох был вынужден покинуть Швейцарию, он попросил Андерсона помочь с переездом — и тот употребил все свое влияние, чтобы талантливый биохимик попал в 1936 году в США.

Благодаря финансовой поддержке Фонда Уоллерштейна Блох смог учиться в аспирантуре по биохимии Колледжа врачей и хирургов Колумбийского университета, где и получил докторскую степень, начав работать с Рудольфом Шонхеймером, немецким ученым, тоже уехавшим в США. Именно Шонхеймер признается тем человеком, который первым назвал холестерин причиной атеросклероза. У Шонхеймера Блох научился использовать изотопные метки и «устойчивый интерес к промежуточному обмену и проблемам биосинтеза».

Arrows-left
Arrows-right
Reload
1 / 2

Рудольф Шонхеймер

Фото: Public domain

В 1941 году Шонхеймер умер, а его сотрудники Конрад Блох и Дэвид Риттенберг продолжили изучать работу по биосинтезу холестерина. С помощью уксусной кислоты, меченной изотопами водорода и углерода, коллеги показали, что главным элементом, из которого образуется холестерин, служит ацетат-ион — частица, содержащая всего два атома углерода.

После войны Блох перебрался в Чикагский университет и продолжил свои работы по холестерину, используя мутантную красную плесень Neurospora crassa (ту самую, при помощи которой Джордж Бидл сумел показать, что один ген кодирует один белок).

Он снова подтвердил, что холестерин образуется из ацетатных фрагментов, которые предварительно соединяются в молекулу углеводорода сквалена, который дальше через ланостерол превращается в холестерин и дальше, как мы теперь знаем, в стероидные гормоны. Ведь холестерин — это не только и не столько атеросклеротические бляшки, но и гормоны коры надпочечников (например, кортизол) и половые гормоны (тестостерон, эстроген и так далее).

Сквален

FlankerFF/Wikimedia Commons

Коллега Блоха из Мюнхенского университета Феодор Линен показал, что ацетат вступает в реакции не сам, а в форме ацетилкофермента А (ацетил-коА). Блох показал, что ацетил-КоА превращается в мевалоновую кислоту, а затем и Блох, и Линен показали, что мевалоновая кислота переходит в изопрен, из которого образуется ненасыщенный углеводород сквален и в конечном итоге холестерин.

Молекула ацетил-коА

Wikimedia Commons

Важность работ Блоха и Линена сложно было недооценить — и Нобелевская премия 1964 года была ожидаемой.

«Значение работ Блоха и Линена заключается в том, что мы теперь знаем, какие реакции надо исследовать в связи с врожденными и прочими факторами. Можно утверждать, что будущие исследования в этой области позволят разработать индивидуальную терапию заболеваний, служащих главной причиной смертности в развитых странах», — так приветствовал свежеиспеченных лауреатов швед Суне Бергетрем.

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.