Биология

Нобелевские лауреаты: Феодор Линен

Русское имя для химии холестерина

Немецкий биохимик Феодор Линен

The Nobel Foundation/Science Photo Library/Getty Images/Indicator.Ru

О том, почему будущего лауреата дразнили «русской свиньей», что (а точнее – кого) кроме знаний дал своему ученику Генрих Виланд, и о том, как можно было сохранить совесть в нацистском суде, рассказывает очередной выпуск рубрики «Как получить Нобелевку».

Феодор Феликс Конрад Линен

Родился 6 апреля 1911 года, Мюнхен, Германская империя

Умер 6 августа 1979 года, Мюнхен, ФРГ

Нобелевская премия по физиологии или медицине 1964 года (1/2 премии, совместно с Конрадом Блохом). Формулировка Нобелевского комитета: «За открытия, касающиеся механизмов и регуляции обмена холестерина и жирных кислот (for their discoveries concerning the mechanism and regulation of the cholesterol and fatty acid metabolism)».

Нобелевская премия «по медицине» 1964 года — это одна из немногих ситуаций, обратных тем, на которые жалуются обычно современные химики: дескать, все, премию по химии снова решили не присуждать, а отдали физиологам. В нашем же случае оба получивших медицинского «нобеля» — химики, и премию они получили за исследования химических реакций, происходящих в нашем организме. Причем низкомолекулярных, никаких там фаговых дисплеев, антител или чего похлеще. Из чего «собирается» в организме холестерин — вот какой вопрос стоял перед Конрадом Блохом и нашим нынешним героем, Феодором Линеном. Но обо всем по порядку.

Феодор Линен родился в интеллигентной семье: у Фриды (Прим) Линен и Вильгельма Линена — профессора инженерного факультета Мюнхенского технического университета. Много позже, в 1974 году, на 65-летие одной из кузин Феодора генеалог создал семейное древо Линенов, восходящее к небольшому феодалу Иоганну Линену, который родился около 1400 года и умер в 1471 году, оставив потомкам небольшое владение — территорию около двух с половиной гектаров земли.

Пара слов об имени: его звали именно Феодор, а не Теодор. При этом семья не имела никаких связей с Россией (вроде как), а сына назвали в честь деда по отцу. Правда, этим самым родители подпортили жизнь своему отпрыску: когда шла Первая мировая война, Линена, которому было от трех до семи лет, иначе как «русской свиньей» не дразнили.

Наш герой не был первым в семье — старший на дюжину лет брат Вальтер, собиравшийся стать химиком, устроил дома химическую лабораторию и заразил Феодора тогда еще совершенно непонятной магией химии. Брат скончался во время Первой мировой — и химиком пришлось стать Линену-младшему. В 1930 году он окончил школу и поступил на химический факультет Мюнхенского университета. С Учителем ему повезло дважды. Во-первых, им стал нобелевский лауреат Генрих Виланд, отец современной биохимии, получивший высшую награду в 1927 году «за исследования желчных кислот и строения многих сходных веществ».

Под его руководством Линен в 1937 году и защитил докторскую диссертацию по токсичным веществам бледной поганки Amanita phalloides.

А что во-вторых? Во вторых, Виланд настолько поверил в потенциал Линена, что не только дал ему работу в своей лаборатории на позиции демонстратора, но и собственную дочь Еву в жены. Этот факт Линен особо отметит в собственном выступлении на банкете в честь вручения Нобелевской премии 1964 года.

Дальше было как у многих ученых того времени — начало работы над новым проектом (в данном случае над биохимией ацетата, которая и привела его вместе с Конрадом Блохом к Нобелевской премии), перерыв на войну. В армию его не призвали, сказалась травма коленного сустава, полученная во время катания на лыжах. Но он старался держаться и заниматься наукой, держась в стороне от войны и политики, несмотря на то, что Мюнхен бомбили — и в итоге разрушили его лабораторию. Расскажем про один момент войны. В 1943 году ему пришлось выступать на суде над антифашисткой организацией Die Weisse Rose. Линен нашел в себе силы дать показания в пользу антифашистов, что, конечно, не спасло их жизни, но…

После войны Линену достаточно быстро дали возможность вернуться к работе — уж кого-кого, а его невозможно было обвинить в пособничестве нацистам. Что было дальше, мы знаем: установление полного биохимического цикла синтеза холестерина — вместе с Конрадом Блохом, с которым Линен постоянно состоял в переписке. Мы подробно рассказали об этом в предыдущем материале. Отметим еще то, что Линен особо изучал роль биотина (витамина В7) во всех этих процессах.

На Нобелевском банкете Линен еще раз поразил всех своим изящным спичем, построив свое высказывание на одной-единственной цитате из оперы Вагнера «Нюрнбергские мейстерзингеры». Неплохо, правда?

Одно жаль — прожил Линен немного и погиб неожиданно: в 1979 году он лег в больницу для «пустячной» операции на ладони (так называемой контрактуры Дюпюитрена). При подготовке заподозрили аневризму брюшной артерии. Сделали большую операцию. Вроде бы успешно, но осложнения…

…Еще один лауреат Нобелевской премии, Ханс Кребс, оставил нам прекрасное описание Линена: «На людях его речь была живой, правдивой, иногда не без примеси сарказма. При личном общении он готов был открыто говорить на любую тему. Беседа с ним стимулировала мысль, развлекала, оказывала глубокое воздействие. <…> Линен был, вероятно, последним представителем той традиционной школы профессоров, которые умели организовать работу крупных исследовательских коллективов для реализации определенных личных интересов. Благодаря его авторитету и компетентности, открытости и душевной теплоте работавшие с ним сотрудники охотно признавали его бесспорное лидерство».

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.