Стэнли Уиттингем: не останавливайтесь!

Интервью с лауреатом Нобелевской премии по химии

Анна Хоружая

Как будут складываться взаимоотношения литий-ионных аккумуляторов и водородных топливных элементов, чем сейчас занимается Стэнли Уиттингем и какой совет нобелевский лауреат дал российским юным химикам, читайте в очередном интервью с Нобелевской недели.

Анна Хоружая

Мы продолжаем серию блиц-интервью с лауреатами Нобелевской премии 2019 года, с которыми научному редактору нашего портала удалось побеседовать на Нобелевской неделе. Следующий наш собеседник – лауреат премии по химии Стэнли Уиттингем, человек, сделавший первый шаг к литий-ионным батареям, изменившим облик нашего мира.

— Доброе утро! Наше интервью уже шестое у вас по счету — устали?

— Нет, это же теперь наша работа (смеется).

— Тогда начну с традиционного вопроса: почему вы решили стать ученым — и химиком в частности?

— Мне повезло с учителями в старших классах. Именно они сумели заразить меня наукой, вложить в меня восхищение ею. Сначала, правда, увлекли гуманитарными науками, но потом и такой штукой, как химия.

— Хорошо, давайте поговорим о вашей науке. Вы сделали первый шаг к литий-ионным батареям десятки лет назад. Некоторые говорят, что литий-ионные батареи уже уперлись в свой потолок и их почти невозможно развивать дальше. Что вы можете сказать об этом?

— Ну как вам сказать, когда я сделал свою батарею, она имела энергоемкость в пять ватт-час на килограмм. Сейчас это двести пятьдесят ватт-час на килограмм. То есть мы неплохо продвинулись за эти годы. Мне уже доводилось слышать от знакомых: эй, Стэн, у тебя теперь есть Нобелевская премия, может, хватит уже с литием возиться? Нет, нам еще есть что делать — по нескольким направлениям. Мы можем сделать их еще более энергоемкими, можем сделать более дешевыми и можем сделать более безопасными. Это то, чем мы занимаемся в нашей области.

Анна Хоружая

— А что вы скажете о «противостоянии» (в кавычках, естественно) литий-ионных батарей и водородных топливных элементов?

— У них на самом деле будет (и есть) замечательное сотрудничество. Ведь водородные топливные элементы не могут, например, резко выдавать много энергии — для разгона вашего транспортного средства, скажем. И тогда вы используете литий-ионные батареи для того, чтобы тронуться с места. Опять же, пока что есть большие проблемы с заправочными станциями для водорода — они слишком дорогие. Так что в этом отношении, я думаю, у каждого будет своя ниша. Думаю, что автобусы и грузовики — это первое реальное массовое применение водородных топливных элементов, у нас такие уже проходят тестирование.

— Современная тематика работы в области литий-ионных батарей слишком широка. Можно ли попросить вас сказать несколько слов о ваших последних работах в этой области?

— Мы по-прежнему остаемся преимущественно в области катодных материалов. Мы пытаемся создать, найти оксиды, которые будут включать в себя больше ионов лития. В других работах мы порой даже возвращаемся к чистому литию на аноде — с гораздо большим запасом безопасности.

Анна Хоружая

— Предпоследний вопрос. Каково ваше отношение к популяризации науки?

— Хм. Я, вообще-то, ей занимаюсь. А теперь буду заниматься еще больше — говорить о науке обычным людям. Я очень много выступаю перед школьниками. А наша команда, мои студенты выступают в научном кафе по вечерам, куда может прийти каждый и где мы объясняем, как работает наука и какие-то научные штуки.

— Ну и тогда самый последний вопрос. Через пять дней я буду выступать с лекцией о литий-ионных батареях и Нобелевской премии 2019 года перед юными химиками. Что бы вы им посоветовали?

— Не останавливайтесь! И не думайте только о деньгах в жизни! Наука восхищает, наука наполняет вас смыслом, наука позволит вам путешествовать по миру, наука будет доставлять вам удовольствие всю жизнь.

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.